Александр Васильевич Суворов

«Потомство мое, прошу брать мой пример!..»

Николай Головин

Книги → Суворов и его наука побеждать → ОЧЕРК III-ий. УЧЕНИЕ СУВОРОВА “Глазомер, быстрота и натиск”.

“Войска Суворова не шли, а бежали. Июньское итальянское солнце стояло высоко; под палящим солнцем люди выбивались из сил; падали от изнеможения, и многие из упавших уже не вставали; страшный след обозначал движение армии, но жертвы были необходимы для выигрыша времени, которое было до крайности дорого... Суворов употребил все меры, чтобы поддержать силы людей. Этот 70-летний старик появлялся то в хвосте, то в голове колонны, повторяя: “Вперед, вперед, голова хвоста не ждет”. Иногда он подъезжал к какой-нибудь части, шутил с солдатами, забавлял их разными прибаутками. Появление его оживляло людей. Колонна подтягивалась. Для отвлечения внимания людей от усталости, Суворов заставлял солдат учить 12 французских слов: балезарм. жетелезарм, пардон и т.п.

Навстречу Суворову, также форсируя движение, шел Макдональд. Когда русский и французский авангарды встретились, начальник нашего авангарда, кн. Багратион, подъехал к Суворову и вполголоса просил повременить нападением, пока подтянется хотя бы часть отсталых — потому, что в ротах не насчитывается и по 40 человек. Суворов отвечал ему на ухо: "А у Макдональда нет и по 20, атакуй с Богом! Ура!"

Быстрота маршей суворовских армий поражала всех его современников.

Поражала она и его последователей. Но, как первые, так и вторые, не отнеслись с должным вниманием к тому, что, во-первых, эта быстрота имела своей предпосылкой гениальный "глазомер" Суворова, т.е. требуемая им от войск форсировка всегда была стратегически уместной. С другой стороны,

избегалась всякая "непроизводительная" трата солдатских сил. Насколько эта, присущая суворовским маршам, особенность часто была забываема в минувшую войну, мы приведем выписку из записок рядового офицера, причем офицера, горячо любящего старую армию, а потому не могущего никак быть заподозренным в простом критиканстве. Мы говорим про книгу капитана Попова: "Записки Кавказского Гренадера", в которой он излагает

переживания одного из наших доблестнейших пехотных полков, а именно лейб-Эриванского.

"Организация походного движения возмущала всех офицеров до глубины души. Нас поднимали обыкновенно в 4 часа, полк выстраивался. Проходил час, два, три, мы все стояли и мокли под дождем...

"Как на зло, стояла дождливая осень. Наконец часам к 8-ми, получали приказание о выступлении. Куда мы шли — не знали, до ротных командиров включительно, хотя с уверенностью можно было сказать, что штаб полка был осведомлен в этом отношении не лучше нас.

"Шли обыкновенно весь день. Порядок в строю тогда еще держался образцовый, и колонна по отделениям отчетливо вырисовывалась на протяжении нескольких верст. Когда начинало темнеть, нас останавливали около какой-нибудь деревни, и опять чего-то ждали... Стояли, ждали, мокли. Часов в 7 или 8 вечера отдавался приказ располагаться на ночлег, но, хорошо, если в этой же деревне, а то два раза оказывалось, что мы должны ночевать в деревне, которую прошли часа два назад.

"Делать было нечего — поворачивали обратно, часам к 10-ти приходили на место, а в 4 часа нас поднимали вновь.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Севастополь объединил воспитанников трёх военных училищ

23.12.2015
Под крышей Севастопольского президентского кадетского училища собрались воспитанники трёх военных учреждений России. Более 350 человек приехало для обмена опытом, оздоровления и отдыха в стенах лучшего кадетского училища полуострова.

Любовь и бунт в Елабужском музее

18.12.2015
Масштабная экспозиция в историко-архитектурном музее г. Елабуга, посвящённая пушкинскому наследию, пугачёвскому восстанию и образованию Оренбургской губернии, определённо заслуживает внимания. 150 уникальных экспонатов объединены в трёх крупных разделах. В экспозиции представлены элементы интерьера казачьего быта, национальные костюмы, праздничная и свадебная атрибутика XIX в.

Старинный дар молодому музею

15.12.2015
Историко-краеведческий музей ковровского района не может похвастаться долгой биографией. Образованный только в 2000 году, он ещё не сумел стать значимым памятником культуры и хранителем наследия великих ценностей. Однако первый серьёзный вклад в фонд музея внёс бывший житель ковровского района, ныне – столичный коллекционер, предоставивший в ведение музея богатую коллекцию предметов старины, в том числе ценной графики и элементов мебели.