Александр Васильевич Суворов

«Потомство мое, прошу брать мой пример!..»

Суворов Александр Васильевич — князь Италийский, граф Рымникский и Священной Римской империи, генералиссимус русск. армии и генерал-фельдмаршал австрийской, величайший русский полководец (1730-1800). Отец С., генерал-аншеф Василий Иванович, видя хилое сложение сына, предназначал его сначала к гражданской службе, но, вследствие неодолимого влечения мальчика к военному делу, записал его рядовым в л. гвардии Семеновский полк). В 1745 г. он поступил на действительную службу, которую стал нести весьма ретиво, закалил свое здоровье, отлично переносил усталость и всякие лишения. Солдаты любили С., но уже тогда считали его чудаком. Жизнь его не походила на жизнь других дворян того времени. Только в 1754 г. он был произведен в офицеры, а на боевое поприще впервые выступил во время 7-летней войны; участвовал в сражении при Кунерсдорфе и в набеге Чернышева на Берлин; в 1761 г. командовал отдельными отрядами и отличился как отважный партизан и лихой кавалерист. В 1762 г. он был послан с депешами к императрице и был назначен командиром Астраханского пехотного полка. Командуя с 1763 г. Суздальским пехотн. полком, С. выработал свою знаменитую систему воспитания и обучении войск, на основании боевых опытов, вынесенных им из войны против такого полководца, каким был Фридрих Великий. В ноябре 1768 г. Суздальский полк двинут был из Ладоги в Смоленск, для действий против польских конфедератов. Здесь С. имел случай проявить свои блестящие дарования. Победы, одержанные им под Ландскроной и Столовичами, равно как овладение Краковом (15 апр. 1772 г.), сильно повлияли на исход войны, результатом которой был первый раздел Польши. Возвратясь в Петербург, С., произведенный в ген.-майоры, был командирован для осмотра в военном отношении границы со Швецией, а потом в армию Румянцова, стоявшую на Дунае. 10 мая и 17 июня 1773 г. он произвел два победоносные поиска на Туртукай, представляющие образцы форсированной наступательной переправы через реку. 3 сентября он одержал победу над турками у Гирсова, а 9 июня 1774 г. нанес им решительное поражение при Козлудже, что главным образом повлияло на исход войны и заключение мира в Кучук-Кайнарджи. По окончании турецкого похода С. был послан к гр. Панину, занятому усмирением пугачевского мятежа; но к месту нового назначения С. успел прибыть лишь после окончательного поражения Пугачева Михельсоном. До 1779 г. С. командовал войсками на Кубани и в Крыму и превосходно организовал оборону берегов Таврического полуострова, на случай десанта со стороны турок. За это же время он устроил выселение из Крыма христианских обывателей; греки были водворены по Азовскому побережью, армяне — на Дону, близ Ростова. В 1779 г. С. получил в командование малороссийскую дивизию, а в 1782 г. г. принял начальство над кубанским корпусом. После присоединения Крыма к России (1783), С. должен был привести в покорность ногайских татар, что и было им исполнено, не смотря на значительные затруднения. В 1786 г. он произведен в генерал-аншефы и назначен начальником кременчугской дивизии. С началом 2-ой турецкой войны 1787- 91 г., С. был назначен начальником кинбурнского корпуса, на который возложена была оборона Черноморского побережья, от устья Буга до Перекопа. Основательность сделанных им распоряжений блистательно обнаружилась победой под Кинбурном. Участие его в осаде Очакова (1788) прекратилось вследствие неудовольствий с Потемкиным. В 1789 г. С., командуя дивизией в армии Репнина, разбил турок при Фокшанах и Рымнике, за что получил орден св. Георгия I ст. и титул графа Рымникского, а от австрийского императора— титул графа Священной Римской империи. В декабре 1790 г. он взял штурмом Измаил. Подвиг этот, вследствие последовавшего затем столкновения с Потемкиным, не дал С. фельдмаршальского жезла: он награжден был лишь званием подполковника л.-гв. Преображенского полка. В 1791 г. С. поручено обозрение финляндской границы и составление проекта ее укрепления, поручением этим он очень тяготился. В конце 1792 г. на него было возложено подобное же поручение на юго-зап. России, в виду возможности возобновления войны с Турцией. В августе 1794 г. он был вызван на театр польской инсурекционной войны. Ряд сдержанных им побед, завершившийся взятием Праги, награжден был чином генерал-фельдмаршала. В 1796 г. С. назначен начальником наших военных сил в южн. и юго-зап. губерниях и здесь развил до полноты свою систему обучения и воспитания войск. Здесь же он дал окончательную редакцию своему военному катехизису («Наука побуждать», «Деятельное военное искусство»). Когда, по восшествии на престол императора Павла, в войсках начались разные нововведения, С. открыто выразил свое к ним несочувствие, за что подвергся опале: в февр. 1797 г. он был отставлен от службы и сослан в его имение, под присмотр полиции. Ссылка эта продолжалась около двух лет, пока, в феврале 1799 г., по настоятельным ходатайствам венского двора, не последовал Высочайший рескрипт, которым С. поручалось начальство над австро-русской армией в войне с Францией. Эта война увенчала его новою славой. Имп. Павел пожаловал ему титул князя Италийского и звание генералиссимуса и приказал поставить ему памятник в СПб. Последняя война надломила силы престарелого полководца; совершенно больным возвратился он (20 апр. 1800 г.) в СПб., где 6 мая скончался. Прах его покоится в Александро-Невской лавре.

Личность С. представляет редкое явление, особенно в современном ему русском обществе. В малорослом, хилом и невзрачном мальчике трудно было предугадать будущего великого полководца, пробившего себе дорогу к высшим почестям не силой могущественных связей, а только своими личными дарованиями и железным характером. При довольно поверхностном домашнем воспитании, он хорошо ознакомился, однако, с немецким и франц. языками, а впоследствии выучился и нескольким другим. С детства любознательный, он со страстью предался чтению, преимущественно книг военного содержания. Вынеся из родительского дома уважение в науке и жажду знаний, он и на службе, чуть не до конца жизни, постоянно пополнял свое многостороннее образование. Обладая чрезвычайной личной храбростью, он без нужды не выказывал ее, но там, где считал нужным, бросался в самый пыл боя, платясь за это неоднократными ранами. К числу особенностей С. принадлежало его чудачество, о котором ходит много анекдотов. Иные считали это чудачество врожденным, другие — напускным, с целью отличиться от других и обратить на себя внимание. Если последнее мнение и верно, то в зрелом возрасте С. чудачество сделалось его второй природой. Он избегал изнеженности, даже комфорта, чуждался женщин, вел полу бивачную жизнь, спал на сене, носил даже в холода самую легкую одежду, не ходил, а бегал, не ездил, а скакал, постоянно обнаруживая самую кипучую деятельность. Главными пружинами деятельности С. были страсть к военному делу (и к войне, как конечному его проявлению) и сильнейшее славолюбие, ради которых он, однако, не поступался правилами нравственности. Бескорыстие, щедрость, религиозность, добродушие, простота в обращении привлекали к нему все сердца. На солдат, которых потребности и понятия он близко изучил, С. имел неотразимое влияние: они безгранично доверяли ему и готовы были идти с ним в огонь и воду. Семейная жизнь С. сложилась неудачно: в промежуток между турец. кампаниями 1773 и 74 гг. он женился на княжат Прозоровской, но уже в 1784 г., после частых пререканий, окончательно разошелся с нею. Как полководец, С. отличался методичностью (в лучшем смысле этого слова), задавался всегда действительно важными целями. Он постоянно старался действовать сосредоточенными силами; если иногда ему и случалось разбрасывать свои войска, то по независевшим от него причинам. В таких случаях он возмещал разбросанность или слабость своих сил быстротой маршей, доставлявшей ему возможность ударить на противника неожиданно. Инициативу С. всегда сохранял в своих руках и неуклонно придерживался наступательного образа действий. Планы его были всегда просты, что и составляло их главное достоинство. В те времена, когда необходимость преследования неприятеля после одержанной победы далеко еще не всеми сознавалась, когда говорили, что надо «строить отступающему золотой мост», С. всегда довершал победу горячим и неотступным преследованием, чтобы закончить поражение противника. Придавая большое значение нравственному элементу, он везде ставил дух выше формы; всякий тактический прием приобретал у него некоторую особенность, изобличавшую мастера. От других он тоже требовал решительности и самостоятельности в действиях. В бою он извлекал из своих войск все, что было возможно; ни одна часть их не оставалась праздной. Идеи Суворова, как военного педагога, и поныне еще не применены во всей полноте. Результаты суворовского воспитания и образования войск сказались в ряде блестящих побед, какого не имеет ни один из русских полководцев. Сам он в течение своего долголетнего военного поприща ни разу побежден не был. Ср. Фукс, «История генералиссимуса князя С.» (1811); Н. Дубровин, «Александр Васильевич С. среди преобразователей Екатерининской армии» (СПб., 1886); А. Петрушевский, «Генералиссимус князь С.» (СПб., 1884; новое переработанное издание 1900); Д. Ф. Масловский, «Записки по истории военного искусства в России» (вып. II, СПб., 1894); «Сборник военно-исторических материалов (вып., IV, СПб., 1893); Н. А. Орлов, «Штурм Измаила» (СПб., 1890), «Разбор военных действий в Италии в 1799 г.» (СПб., 1892); «С. на Треббии» (СПб., 1893): М. Стремоухов и П. Симанский «Жизнь С. в художеств. изображениях» (М. 1900); Camille Roussel, «Souvenirs da Marechal Macdonald duc de Tarente» (Пар., 1892).

Статья из энциклопедии Брокгауза Ф.А. и Эфрона И.А.

Памятник А.В. Суворову в С.-Петербурге на Марсовом поле. Со старой открытки
Памятник А.В. Суворову в С.-Петербурге на Марсовом поле. Со старой открытки

Суворов Александр Васильевич [13(24).11.1729 или 1730, Москва, — 6(18). 5.1800, Петербург, похоронен в Александро-Невской лавре], Граф Рымникский (1789), князь Италийский (1799), русский полководец и военный теоретик, генералиссимус (1799). В детстве под руководством отца генерала Василия Ивановича Суворова (1705–75), соратника Петра I, изучал артиллерию, фортификацию, военную историю и иностранные языки, закалял свой слабый от рождения организм физическими упражнениями. В 1742 записан солдатом в лейб-гвардии Семёновский полк, в котором в 1748 начал службу капралом. В 1754 произведён в офицеры и направлен поручиком в Ингерманландский пехотный полк. В 1756–1758 служил в Военной коллегии. Во время Семилетней войны 1756–63 с 1758 на штабных и командных должностях, участвовал в Кунерсдорфском сражении 1759, во взятии Берлина (1760) и Кольберга (1761). В 1762 произведён в полковники и назначен командиром Астраханского пехотного, а в 1763 — Суздальского пехотного полка (до 1769). В 1764–65 составил и ввёл в действие так называемое «Полковое учреждение» — оригинальное наставление о воинском распорядке, правилах обучения и воспитания офицеров и солдат. В 1768–1772, командуя полком, бригадой и отдельными отрядами в корпусе генерала И. И. Веймарна, действовал в Польше против войск Барской конфедерации, нанёс им поражения под Ореховом (1769), Ландскруной, Столовичами (1771) и овладел Краковским замком (1772). В 1770 произведён в генерал-майоры. В 1772 командовал Санкт-Петербургской дивизией. В 1773 по личной просьбе направлен на театр русско-турецкой войны в 1-ю армию генерала-фельдмаршала П. А. Румянцева-Задунайского. В мае — июне 1773 отряд С. дважды форсировал Дунай и разбил турок у Туртукая. В сентябре 1773 руководил обороной Гирсово и отбросил турецкие войска. В июне 1774 вместе с генералом М. Ф. Каменским нанёс поражение 40-тысячному турецкому корпусу при Козлудже. В августе 1774 по приказу императрицы Екатерины II направлен с войсками для подавления Крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачева, но восставшие были разбиты до прибытия С., которому пришлось лишь сопровождать захваченного в плен Пугачева в Симбирск. В 1774–86 командовал дивизиями и корпусами в различных районах России; руководил сооружением Кубанской укрепленной линии и усилением обороны Крыма, предотвратил в 1778 высадку турецкого десанта в Ахтиарской бухте, чем была сорвана попытка Турции развязать новую войну в невыгодной для России международной обстановке. В 1786 С. был произведён в генерал-аншефы. В начале русско-турецкой войны 1787–91 командовал 30-тысячным корпусом, оборонявшим побережье в районе Херсон — Кинбурн, и уничтожил турецкий десант около Кинбурна (октябрь 1787). В 1788 участвовал в осаде Очакова, где был ранен (всего за время боевой деятельности С. получил 6 тяжёлых ранений). В 1789 командовал дивизией в Молдавии и, руководя действиями русских и союзных австрийских войск, разгромил превосходящие силы турок в сражениях при Фокшанах (июль 1789) и Рымнике (сентябрь 1789). В 1790 С., командуя 30-тысячным осадным корпусом под Измаилом, в течение 2 недель подготовил штурм этой сильнейшей крепости и 11(22) декабря 1790 овладел ею. В 1791–94 командовал различными соединениями в Финляндии и на Юге России, руководил строительством укреплений на границах России. В августе 1794 назначен командующим русскими войсками, направленными для подавления Польского восстания 1794. В сентябре — октябре С. нанёс поражения войскам повстанцев (при Крупчицах, под Брест-Литовском, Кобылкой и др.), его войска штурмом овладели предместьем Варшавы Прагой и заняли Варшаву; при этом С. проявил гуманное отношение к «мятежникам» (отпустил пленных, запретил реквизиции, требовал не допускать «обид жителям» и т. д.). Екатерина II, произведя С. в фельдмаршалы, в октябре 1795 отозвала его из Польши. Приняв в 1796 командование войсками на юге (в Тульчине), С. написал знаменитое произведение «Наука побеждать», обобщавшее многолетний опыт обучения и воспитания войск. «Наука побеждать» явилась прямым протестом на новый воинский устав императора Павла I, заимствованный у прусской армии. Критика павловского устава и отказ С. выполнить приказ императора привести подчинённые ему войска «в мой порядок» повлекли за собой увольнение С. из армии [6(17) февраля 1797] и ссылку в с. Кончанское Новгородской губернии. В связи с образованием 2-й антифранцузской коалиции с участием России Павел I по просьбе союзников в феврале 1799 назначил С. главнокомандующим русскими войсками, направленными в Италию; С. были подчинены и австрийские войска. В ходе Итальянского похода Суворова 1799 русско-австрийские войска под его командованием в апреле — августе разгромили в ряде сражений французские войска, освободив от них всю Северную Италию. Блестящие победы С. были одержаны вопреки интригам и вмешательству австрийского гофкригсрата (придворного военного совета), который крайне затруднял его действия. Разработанный С. стратегический план дальнейших военных действий, предусматривавший наступление его армии вместе с воссоздаваемой пьемонтской армией на Гренобль — Лион — Париж во взаимодействии с австрийской армией эрцгерцога Карла, которая должна была наступать из Швейцарии, был сорван Австрией. Её правительство стремилось развязать себе руки для захвата Италии и добилось согласия Павла I на переброску войск С. в Швейцарию. «Меня прогнали в Швейцарию, чтобы там уничтожить», — писал С. Однако в беспримерном в военной истории Швейцарском походе Суворова 1799 русские войска в сентябре преодолели исключительные трудности и вышли из окружения. В октябре 1799 Павел I разорвал союз с Австрией и отозвал войска С. в Россию. С. вновь подвергся царской опале за нарушения «высочайшего устава» и вскоре умер.

С., опираясь на вековые военные традиции России, возродил и развил прогрессивные черты петровской армии в области организации, боевой подготовки и военного искусства. С. был одним из самых образованных военных деятелей 18 в.; он знал математику, философию, историю, владел немецким, французским, итальянским, польским, турецким языками, а также немного арабским, персидским и финским языками; в совершенстве знал фортификацию; изучал состояние современных иностранных армий, внимательно следил за ходом военных и политических событий в Западной Европе, будучи постоянным подписчиком многих иностранных газет, журналов, научных изданий. Политическим идеалом С. была «просвещённая монархия». Являясь сторонником самодержавия, представителем и защитником классовых интересов дворян-помещиков, С. в то же время осуждал «тиранство» самодержцев (Екатерины II, Павла I), резко критиковал придворные нравы (фаворитизм, протекционизм, праздность, угодничество, карьеризм), насаждавшиеся при Павле I прусские военные порядки и «бесполезную жестокость в войсках». Независимость суждений С., его огромный авторитет в армии вызывали недоверие к нему со стороны правительства и были поводом для постоянных унижений, опал и тайного надзора.

Патриотизм С. был основан на идее службы отечеству, глубокой вере в высокие боевые способности русского воина («в свете храбрее россиянина нигде нет»), в военный талант своих подчинённых и учеников (М. И. Кутузова, П. И. Багратиона, М. И. Платова, М. А. Милорадовича и др.). С. проявлял гуманное отношение к мирному населению и пленным («не меньше оружия поражать противника человеколюбием»), сурово преследовал мародёрство.

Военно-теоретическая и практическая деятельность С. отражена в его огромном литературном, документальном и эпистолярном наследии, включающем «Полковое учреждение», «Науку побеждать», различные наставления, инструкции, приказы, диспозиции, памятные записки, переписку с военными и государственными деятелями. Оно характеризует С. как выдающегося военного теоретика, стратега и тактика, глубоко понимавшего проблемы военного дела, во многом опередившего своё время, создавшего оригинальную систему взглядов на способы ведения войны и боя, обучения и воспитания войск, основавшего свою прогрессивную школу военного искусства. Одержав множество побед над сильными противниками, С. снискал славу непобедимого и обогатил военную практику блестящими примерами успешных действий в трудных условиях, а военную науку — новыми идеями и положениями, составившими в совокупности суворовскую «науку побеждать». В области стратегии С. считал, что война должна быть по возможности скоротечной, для чего необходимы своевременная и энергичная мобилизация всех сил и средств для её успешного ведения с учётом международной обстановки, сил и намерений противника, постановка перед вооружёнными силами решительных целей, быстрота наступательных действий с целью разгрома прежде всего живой силы противника. С. был решительным противником господствовавшей в то время в европейских армиях кордонной стратегии. Он рассматривал маневр войск на театре военных действий не как самоцель, а как средство уничтожения источников снабжения и пополнения противника, сосредоточения своих сил против его «слабого пункта» для решительного удара в полевом сражении. Следуя принципу «держать по возможности все силы свои в совокупности», С. предвосхитил стратегическую идею массирования сил, обычно приписываемую Наполеону I. С. учил, что успех сражения обеспечивают тщательная разведка (войсковая, агентурная), скрытность замыслов и действий, внезапность удара. Громадное значение придавал он фактору времени: «расчёт времени есть главное правило ведения войны», «от единого иногда мгновения разрешается жребий сражения». Непримиримый враг догматизма и шаблона, С. учил: «все кампании различны между собой», «никакой баталии в кабинете выиграть не можно и теория без практики мертва». Резко критикуя систему руководства боевыми действиями с помощью составляемых «для проформы» «примерных планов кабинетов» без учёта постоянно изменяющейся обстановки, С. считал, что главнокомандующий должен обладать полнотой власти. Он строго учитывал обстановку и характер театра военных действий (топография, климат, время года, сырьевые ресурсы, речные системы, дороги и др.), особенности противника, возможности привлечения в свою армию местного населения (славян и греков в русско-турецких войнах, итальянцев и швейцарцев в войне с Францией). Большое внимание С. уделял задачам обеспечения армии людскими и материальными резервами, транспортными средствами, чёткой работе квартирмейстерской и штабной служб. Считая наступление главной формой боевых действий, С. не пренебрегал обороной и «великим принципом»: «никогда не надо слишком удаляться от своих ресурсов». Тактика С. была органически связана с его наступательной стратегией и носила решительный характер. С. применял в бою различные боевые порядки: линии, каре, колонны (полковые, батальонные, взводные и другие) и их сочетания. Ещё в 1778 он пришёл к выводу о преимуществе применения колонн: «... колонна та гибче всех построениев, быстра в её движении, ежели без остановки, то всё пробивает». Действия колоннами сочетались с действиями пеших и конных егерей в рассыпном строю перед фронтом и на флангах боевого порядка. С. нередко проводил бои ночью. При действиях против крепостей отдавал предпочтение решительному и тщательно подготовленному штурму перед длительной осадой. В 1799 С. разработал «Правила ведения военных действий в горах». Тактическим приёмом С. являлась быстрота движения войск в наступлении с целью сократить потери в зоне действительного огня и сохранить силы для штыковой атаки. В то же время С., увеличив запас ружейных патронов до 100 на солдата, требовал прицельной стрельбы. С. тщательно и детально разрабатывал диспозиции сражений, осад, штурмов крепостей. Вместе с тем после отдачи общего приказа он предоставлял командирам дивизий и корпусов право действовать «наилучшим образом» по их усмотрению «в зависимости от местных условий». Большое внимание С. уделял боевой подготовке войск. Он обучал своих солдат «во всякое способное время» в мирной и военной обстановке, настойчиво проводя свой принцип: «легко в ученье — тяжело в походе, тяжело в ученье — легко в походе». С. ввёл в боевой подготовке «сквозные атаки», то есть двусторонние манёвры армии, во время которых отрабатывались наступление, оборона, встречный бой, действия на пересечённой местности, преследование и т. д. Воспитывая войска в духе «смелой нападательской тактики», С. всеми мерами развивал у подчинённых инициативу. Не только офицерам, но и унтер-офицерам и солдатам сообщалось о плане предстоящих действий, так как «каждый воин должен понимать свой маневр». Инициативу, предприимчивость, храбрость С. поощрял боевыми наградами, способных (в том числе солдат и унтер-офицеров) продвигал по службе. С. постоянно заботился о высоком морально-боевом духе войск, воодушевлял солдат в трудном походе своим красноречием и юмором. С. воспитывал у них чувство товарищества, профессионального достоинства, заботился о военной выправке, опрятности и нравственности солдат, выступал против бессмысленной муштры и жестокого обращения с ними. От подчинённых требовал грамотности и сообразительности, не терпел «леноумия» и «немогузнайства». С. поддерживал строгую военную дисциплину, но всегда считался с обстоятельствами, смягчающими вину нарушителя. Он проявлял неустанную заботу о здоровье и физической закалке солдат, санитарном состоянии казарм и лагерей, хорошем питании, обеспечении удобным и тёплым обмундированием и обувью; ввёл весьма передовые для своего времени «Правила медицинским чинам». В результате в войсках С. резко сократились заболевания, которые были бичом армий 18 в. В дореволюционной России лишь передовые военные деятели и писатели признавали заслуги С., в некоторых официальных трудах его военное наследие либо оставлялось без внимания, либо искажалось. В СССР было положено начало подлинно научному изучению военного наследства С., изданы его труды. 29 июля 1942 Президиумом Верховного Совета СССР был учрежден военный орден Суворова 3 степеней; 21 августа 1943 пост. СНК СССР и ЦК ВКП (б) были созданы Суворовские училища. В СССР существуют музеи С. в Ленинграде, Новой Ладоге, Очакове, Измаиле, Кобрине, с. Кончанском (Новгородская область), с. Тимановке (Винницкая область), с. Ундол (Владимирская область). Памятники С. воздвигнуты: в Ленинграде (скульптор М. И. Козловский, 1801), Новой Ладоге (В. А. Вернер. 1948); в Очакове (1907), Измаиле (1945), Тульчине (1954) — все Б. В. Эдуарде; в Кобрине (М. Е. Роберман), Херсоне (Е. Н. Рукавишников, 1950), с. Тимановке, Симферополе, Калининграде, Кончанском, а также в Рымнике (Румыния). В честь С. названы населённые пункты — с. Суворово (Пензенская область), с. Кончанское-Суворово (Новгородская область), с. Суворове (близ Козлуда, Болгария).

Соч.: А. В. Суворов. [Документы], т. 1–4, М., 1949–53 (лит.); Генералиссимус Суворов. Сб. документов и материалов, М., 1947; Биография А. В. Суворова, им самим написанная в 1786 г., в сборнике: Чтения в Обществе истории и древностей российских, 1848, кн. 9; Наука побеждать, М., 1950; Полковое учреждение, М., 1949.

Лит.: Милютин Д. А., История войны 1799 г. между Россией и Францией в царствование императора Павла 1, 2 изд., т. 1–3, СПБ, 1857; Петрушевский и А. Ф., Генералиссимус князь Суворов, 2 изд., СПБ, 1900; Суворов в сообщениях профессоров Николаевской академии генерального штаба 1800 г.-6 мая 1900 г., [кн. 1-2], СПБ, 1900–01: Боголюбов А. Н., Полководческое искусство А. В. Суворова, М., 1939; Осипов К., Суворов, 3 изд., М., 1955: Мещеряков Г. П. и Бескровный Л. Г., А. В. Суворов, [М.], 1946; Никольский Г. С., Суворовская «Наука побеждать», М., 1949: А. В. Суворов. Из материалов, опубликованных в связи со 150-летием со дня смерти 1800–1950, М., 1951; Суворовский сборник, М., 1951.

П.П. Епифанов. Статья из Большой Советской Энциклопедии

Другие материалы

Калуга порадовала любителей кинематографа

16.12.2014
В областном центре в октябре текущего года прошла программа международного кинофестиваля Светланы Дружининой «Историческое кино и современность». Десять полнометражных игровых фильмов и четыре документальных картины были представлены фестивалем «Угра» на суд зрителей и кинематографических критиков.

Владивосток принял у себя 4-й съезд открытого содружества суворовцев, кадетов и нахимовцев Российской Федерации

12.12.2014
В течение трех дней, с 8 по 10 октября, проходил съезд открытого содружества суворовцев, кадетов и нахимовцев России.

Музей истории ВОВ примет на хранение историческое знамя Полоцкого кадетского корпуса

09.12.2014
Белорусский государственный музей истории ВОВ возложил на себя обязанность временного хранения исторического знамени.