Александр Васильевич Суворов

«Потомство мое, прошу брать мой пример!..»

Gigi
Музыкальный архив. Возможность поиска по коллекции музыки.
gigishop.ru

Фото → Российская армия 18 века. ч.1

Во второй половине XVIII в. русские войска, укомплектованные генералами и офицерами, унтер-офицерами и рядовыми, представляли собой гармоничное сочетание родов войск (пехоты, конницы, артиллерии), регулярных и нерегулярных частей, а при наличии большого количества лошадей и переправочных средств — весьма мобильную военную силу, способную решать сложные задачи в походе и сражениях.
Во второй половине XVIII в. русские войска, укомплектованные генералами и офицерами, унтер-офицерами и рядовыми, представляли собой гармоничное сочетание родов войск (пехоты, конницы, артиллерии), регулярных и нерегулярных частей, а при наличии большого количества лошадей и переправочных средств — весьма мобильную военную силу, способную решать сложные задачи в походе и сражениях.
Во второй половине XVIII в. в России выступила целая когорта талантливых военачальников, деятельность которых отражала новые ступени прогрессивного развития мировой военной культуры. Огромный вклад в усовершенствование военного искусства и военной науки внес П. А. Румянцев (1725 — 1796). Знаменитый полководец, обогативший своим опытом русскую и мировую военную науку и прак­тику, Петр Александрович Румянцев прошел суровую школу Семилетней войны.
Во второй половине XVIII в. в России выступила целая когорта талантливых военачальников, деятельность которых отражала новые ступени прогрессивного развития мировой военной культуры. Огромный вклад в усовершенствование военного искусства и военной науки внес П. А. Румянцев (1725 — 1796). Знаменитый полководец, обогативший своим опытом русскую и мировую военную науку и прак­тику, Петр Александрович Румянцев прошел суровую школу Семилетней войны.
Командуя бригадой и дивизией, он отличился в сражениях под Гросс-Егерсдорфом и Кунерсдорфом, а в 1761 г. мастерски овладел сильной крепостью Кольберг (Колобжег). В 1764 г., будучи президентом Малороссийской коллегии и командуя вооруженными силами на Украине, он внес большой вклад в укрепление обороны края, осуществив крупные работы по усилению инженерной обороны, укомплектованию и обучению войск, устройству военных флотилий в Азовском море и на Дунае.
Командуя бригадой и дивизией, он отличился в сражениях под Гросс-Егерсдорфом и Кунерсдорфом, а в 1761 г. мастерски овладел сильной крепостью Кольберг (Колобжег). В 1764 г., будучи президентом Малороссийской коллегии и командуя вооруженными силами на Украине, он внес большой вклад в укрепление обороны края, осуществив крупные работы по усилению инженерной обороны, укомплектованию и обучению войск, устройству военных флотилий в Азовском море и на Дунае.
В стратегии П. А. Румянцева главным были трезвая оценка внешнеполитической обстановки, выбор времени для оборонительных действий, правильное сосредоточение сил с целью решающего и энергичного наступления. Добиваться победы путем уничтожения и пленения живой силы противника, сломив моральный дух его военачальников и солдат, что в конечном счете вело к уменьшению неизбежных жертв, — вот принцип, которого настойчиво п последовательно держался П. А. Румянцев.
В стратегии П. А. Румянцева главным были трезвая оценка внешнеполитической обстановки, выбор времени для оборонительных действий, правильное сосредоточение сил с целью решающего и энергичного наступления. Добиваться победы путем уничтожения и пленения живой силы противника, сломив моральный дух его военачальников и солдат, что в конечном счете вело к уменьшению неизбежных жертв, — вот принцип, которого настойчиво п последовательно держался П. А. Румянцев.
Требуя «непрестанного обучения» войск по составленной им программе, П. А. Румянцев подчеркивал необходимость воспитания солдат «искусным образом», вразумлением и понятным объяснением, чтобы «надобное и полезное не показалось им в напрасную тягость... и, наконец, не обратилось бы им в досаду и не навело отвращения».
Требуя «непрестанного обучения» войск по составленной им программе, П. А. Румянцев подчеркивал необходимость воспитания солдат «искусным образом», вразумлением и понятным объяснением, чтобы «надобное и полезное не показалось им в напрасную тягость... и, наконец, не обратилось бы им в досаду и не навело отвращения».
Обмундирование солдат должно быть удобным, «уютно сшитым»; для хлеба надо носить «полотняные мешки, чтоб оной всегда свеж был и не присоединялся к нему дурной запах, особливо от кожаных вещей, что делает его в сырое время в пищу отвратительным»; котлы, фляги, шанцевый инструмент иметь «соразмерно количеству людей». Ему нравились турецкие палатки, защищающие людей «от мокроты и от жару», и водовозы, и он хотел «для облегчения и выгоды людям и пользы службы, чтоб оные и у нас введены были».
Обмундирование солдат должно быть удобным, «уютно сшитым»; для хлеба надо носить «полотняные мешки, чтоб оной всегда свеж был и не присоединялся к нему дурной запах, особливо от кожаных вещей, что делает его в сырое время в пищу отвратительным»; котлы, фляги, шанцевый инструмент иметь «соразмерно количеству людей». Ему нравились турецкие палатки, защищающие людей «от мокроты и от жару», и водовозы, и он хотел «для облегчения и выгоды людям и пользы службы, чтоб оные и у нас введены были».
В связи с военными действиями предложения П. А. Румянцева о дислокации вооруженных сил равномерно по всей территории государства не были осуществлены. Но его мысли, касающиеся вооружения, обучения войск, обеспечения их удобным снаряжением, безусловно, служили руководящими указаниями офицерам и генералам.
В связи с военными действиями предложения П. А. Румянцева о дислокации вооруженных сил равномерно по всей территории государства не были осуществлены. Но его мысли, касающиеся вооружения, обучения войск, обеспечения их удобным снаряжением, безусловно, служили руководящими указаниями офицерам и генералам.
По собственной инициативе и как командующий Екатеринославской армией П. А. Румянцев в 1770 г. разработал и ввел в действие новый устав — «Обряд службы для равенственного отправления в армии Е. И. В. Екатеринославской». Устав состоял из нескольких частей, названных «О марше армии и что при оном наблюдать», «О лагере», «О пикете», «О караулах», «О лазаретах» и др. Ближайшая цель устава — унификация правил походной, лагерной, караульной службы, приемов обучения пехоты и кавалерии строю и тактике. «Обряд службы...» опирался на прежние уставы русской армии, но не был их повторением, а обобщал опыт последних десятилетий.
По собственной инициативе и как командующий Екатеринославской армией П. А. Румянцев в 1770 г. разработал и ввел в действие новый устав — «Обряд службы для равенственного отправления в армии Е. И. В. Екатеринославской». Устав состоял из нескольких частей, названных «О марше армии и что при оном наблюдать», «О лагере», «О пикете», «О караулах», «О лазаретах» и др. Ближайшая цель устава — унификация правил походной, лагерной, караульной службы, приемов обучения пехоты и кавалерии строю и тактике. «Обряд службы...» опирался на прежние уставы русской армии, но не был их повторением, а обобщал опыт последних десятилетий.
Отдавая должное опыту и знаниям артиллерийских офицеров, полководец не видел необходимости в более подробных наставлениях и отдавал дело «на собственное примечание господ офицеров, яко наиискусных артиллеристов».
Отдавая должное опыту и знаниям артиллерийских офицеров, полководец не видел необходимости в более подробных наставлениях и отдавал дело «на собственное примечание господ офицеров, яко наиискусных артиллеристов».
Военные идеи Румянцева во многом послужили основой суворовской «Науки побеждать». Жизнь и деятельность Александра Васильевича Суворова (13/24 ноября 1730—6/18хмая 1800) составила целую эпоху в истории русского и мирового военного искусства. Поучительные уроки Суворовской военной школы уже многие десятилетия обобщаются в трудах военных специалистов, нм посвящены ценные публикации и исследо­вания советских историков
Военные идеи Румянцева во многом послужили основой суворовской «Науки побеждать». Жизнь и деятельность Александра Васильевича Суворова (13/24 ноября 1730—6/18хмая 1800) составила целую эпоху в истории русского и мирового военного искусства. Поучительные уроки Суворовской военной школы уже многие десятилетия обобщаются в трудах военных специалистов, нм посвящены ценные публикации и исследо­вания советских историков
Свою боевую деятельность Суворов начал в годы Семилетней войны 1756—1762 гг. на штабных, а затем, «вследствие изъявленного им желания», на командных должностях. Участник сражения при Кунерсдорфе (1759) и взятия Берлина (1760), командуя в 1761 г. отдельными частями русской армии и действуя «весьма с отличной храбростью», он нанес ряд поражений противнику и помог овладению П. А. Румянцевым крепостью Кольберг.
Свою боевую деятельность Суворов начал в годы Семилетней войны 1756—1762 гг. на штабных, а затем, «вследствие изъявленного им желания», на командных должностях. Участник сражения при Кунерсдорфе (1759) и взятия Берлина (1760), командуя в 1761 г. отдельными частями русской армии и действуя «весьма с отличной храбростью», он нанес ряд поражений противнику и помог овладению П. А. Румянцевым крепостью Кольберг.
Наиболее широко, как полководец, А. В. Суворов проявил себя в русско-турецких войнах 1768—1774 и 1787—1791 гг., когда им был одержан ряд блестящих побед при Козлудже (1774), под Кинбурном (1787), Очаковым (1788), у Фокшан (1789), при Рымнике (1789) и взятии крепости Измаил (1790). Вершиной его полководческой деятельности и славы, наивысшим достижением отечественного военного искусства стали Итальянский и Швейцарский походы.
Наиболее широко, как полководец, А. В. Суворов проявил себя в русско-турецких войнах 1768—1774 и 1787—1791 гг., когда им был одержан ряд блестящих побед при Козлудже (1774), под Кинбурном (1787), Очаковым (1788), у Фокшан (1789), при Рымнике (1789) и взятии крепости Измаил (1790). Вершиной его полководческой деятельности и славы, наивысшим достижением отечественного военного искусства стали Итальянский и Швейцарский походы.
Военное творчество Суворова приумножило черты «регулярства» в организации, боевой подготовке и тактике войск. Вклад полководца в развитие русского и мирового военного искусства зиждился на его собственной полувековой боевой практике. Суворов был одним из самых образованных военных деятелей XVIII в. О себе он писал: «Что до моих наук, они состоят в математике, части философии, гистории, языках: немецком, французском, италианском, польском, турецком с малою частию арабского и персидского, финском».
Военное творчество Суворова приумножило черты «регулярства» в организации, боевой подготовке и тактике войск. Вклад полководца в развитие русского и мирового военного искусства зиждился на его собственной полувековой боевой практике. Суворов был одним из самых образованных военных деятелей XVIII в. О себе он писал: «Что до моих наук, они состоят в математике, части философии, гистории, языках: немецком, французском, италианском, польском, турецком с малою частию арабского и персидского, финском».
Обладая весьма обширными познаниями в области военной истории, он внимательно наблюдал за состоянием и развитием современных армий, фиксируя и слабые и сильные их стороны, не допуская недооценки боевых качеств противника. Столь же внимательно Суворов изучал ход военных и политических событий в странах Западной Европы, будучи постоянным подписчиком многих иностранных газет, журналов, научных изданий.
Обладая весьма обширными познаниями в области военной истории, он внимательно наблюдал за состоянием и развитием современных армий, фиксируя и слабые и сильные их стороны, не допуская недооценки боевых качеств противника. Столь же внимательно Суворов изучал ход военных и политических событий в странах Западной Европы, будучи постоянным подписчиком многих иностранных газет, журналов, научных изданий.
Военно-теоретическое и практическое наследие Суворова заключено как в его многолетней напряженной деятельности, так и в огромном эпистолярном творчестве, включающем знаменитое «Полковое учреждение», «Науку побеждать», множество наставлений, инструкций, приказов, диспозиций, памятных записок, а также обширную переписку с военными и государственными деятелями.
Военно-теоретическое и практическое наследие Суворова заключено как в его многолетней напряженной деятельности, так и в огромном эпистолярном творчестве, включающем знаменитое «Полковое учреждение», «Науку побеждать», множество наставлений, инструкций, приказов, диспозиций, памятных записок, а также обширную переписку с военными и государственными деятелями.
Оно характеризует А. В. Суворова как одного из самых выдающихся в мировой истории военного теоретика, стратега и тактика, глубоко проникшего в специфические материальные и духовные свойства военного дела, во многом опередившего свое время, создавшего оригинальную и самостоятельную систему взглядов на способы ведения войны, способы обучения и воспитания войск, средства достижения победы в отдельном сражении, кампании и целой войне.
Оно характеризует А. В. Суворова как одного из самых выдающихся в мировой истории военного теоретика, стратега и тактика, глубоко проникшего в специфические материальные и духовные свойства военного дела, во многом опередившего свое время, создавшего оригинальную и самостоятельную систему взглядов на способы ведения войны, способы обучения и воспитания войск, средства достижения победы в отдельном сражении, кампании и целой войне.
Высокий уровень стратегии и тактики Суворова рождался в борьбе с много­численной, хорошо вооруженной и принявшей «европейские образцы» боя османской армией, располагавшей сильным флотом и мощными крепостями; с войсками французских генералов, применявшими наиболее передовые в то время способы ведения военных действий. Напряженной работой ума и воли Суворов снискал славу непобедимого полководца, обогатив военную практику блестящими и поучительными примерами, проницательности, предусмотрительности, решительности, неутомимости хладнокровия, а военную науку — новыми идеями и положениями, составившими в совокупности суворовскую «науку побеждать».
Высокий уровень стратегии и тактики Суворова рождался в борьбе с много­численной, хорошо вооруженной и принявшей «европейские образцы» боя османской армией, располагавшей сильным флотом и мощными крепостями; с войсками французских генералов, применявшими наиболее передовые в то время способы ведения военных действий. Напряженной работой ума и воли Суворов снискал славу непобедимого полководца, обогатив военную практику блестящими и поучительными примерами, проницательности, предусмотрительности, решительности, неутомимости хладнокровия, а военную науку — новыми идеями и положениями, составившими в совокупности суворовскую «науку побеждать».
В области стратегии Суворов был решительным противником обычной в армиях Европы того времени так называемой «кордонной системы» ведения войны, приводившей к распылению сил, «вредной медлительности» военных действий, к излишним жертвам среди мирного населения и в самих войсках, неспособной решать задачи как наступления, так и обороны.
В области стратегии Суворов был решительным противником обычной в армиях Европы того времени так называемой «кордонной системы» ведения войны, приводившей к распылению сил, «вредной медлительности» военных действий, к излишним жертвам среди мирного населения и в самих войсках, неспособной решать задачи как наступления, так и обороны.
Доктрина Суворова заключалась в том, что война служит лишь преддверием мира и должна быть по возможности скоротечной. Это обеспечивается своевременной и энергичной мобилизацией всех средств для ее ведения с учетом международной обстановки, сил и намерений противника. Необходима правильная постановка целей; быстрота наступательных действий больших военных масс (при взаимодействии сухопутных сил и флота) для поражения прежде всего живой силы противника.
Доктрина Суворова заключалась в том, что война служит лишь преддверием мира и должна быть по возможности скоротечной. Это обеспечивается своевременной и энергичной мобилизацией всех средств для ее ведения с учетом международной обстановки, сил и намерений противника. Необходима правильная постановка целей; быстрота наступательных действий больших военных масс (при взаимодействии сухопутных сил и флота) для поражения прежде всего живой силы противника.
Маневры (передвижения, марши) войск, совершаемые с большой быстротой, на театре военных действий не являются самоцелью, а служат средством уничтожения «субсистенции» неприятеля (его материальных средств, источников снабжения и пополнения). Сосредоточение своих сил должно происходить против «слабого пункта» противника при выгодной обстановке для решительного удара в полевом сражении.
Маневры (передвижения, марши) войск, совершаемые с большой быстротой, на театре военных действий не являются самоцелью, а служат средством уничтожения «субсистенции» неприятеля (его материальных средств, источников снабжения и пополнения). Сосредоточение своих сил должно происходить против «слабого пункта» противника при выгодной обстановке для решительного удара в полевом сражении.
Успех сражения обеспечивается тщательной разведкой (войсковой, агентурной), скрытностью своих замыслов и действий, внезапностью удара. Громадное значение полководец придавал фактору времени: «Расчет времени есть главное правило ведения войны», «от единого иногда мгновения разрешается жребий сражения». Непримиримый враг военного догматизма и шаблона, А. В. Суворов разьяснял: «Все кампании различны между собой»; «Никакой баталии в кабинете выиграть не можно и теория без практики мертва».
Успех сражения обеспечивается тщательной разведкой (войсковой, агентурной), скрытностью своих замыслов и действий, внезапностью удара. Громадное значение полководец придавал фактору времени: «Расчет времени есть главное правило ведения войны», «от единого иногда мгновения разрешается жребий сражения». Непримиримый враг военного догматизма и шаблона, А. В. Суворов разьяснял: «Все кампании различны между собой»; «Никакой баталии в кабинете выиграть не можно и теория без практики мертва».
Резко критикуя вредную систему руководства боевыми действиями войск с помощью составляемых для проформы «примерных планов кабинетов» без учета постоянно изменяющейся обстановки, считая, что главнокомандующий войсками должен обладать полной властью над подчиненными, А. В. Суворов в то же время после отдачи «общего приказа» предоставлял командирам корпусов и дивизий право действовать «наилучшим образом» по их усмотрению «в зависимости от местных условий». Однако собственные диспозиции полевых сражений, осады и штурма крепостей, предстоящих походов и маршей Суворов составлял весьма детально, стремясь предусмотреть все возможные случайности и препятствия на пути к достижению цели.
Резко критикуя вредную систему руководства боевыми действиями войск с помощью составляемых для проформы «примерных планов кабинетов» без учета постоянно изменяющейся обстановки, считая, что главнокомандующий войсками должен обладать полной властью над подчиненными, А. В. Суворов в то же время после отдачи «общего приказа» предоставлял командирам корпусов и дивизий право действовать «наилучшим образом» по их усмотрению «в зависимости от местных условий». Однако собственные диспозиции полевых сражений, осады и штурма крепостей, предстоящих походов и маршей Суворов составлял весьма детально, стремясь предусмотреть все возможные случайности и препятствия на пути к достижению цели.
Передовые принципы ведения войны сочетались у Суворова со строгим учетом реальной обстановки, своеобразия каждого театра военных действий (топографии, климата, времени года, сырьевых ресурсов, речных систем, дорожной сети и пр.), особенностей противника (регулярные, нерегулярные силы), возможностей привлечения в свою армию местного населения (славянских народов, греков в русско-турецких войнах, итальянцев и швейцарцев в войне с французами).
Передовые принципы ведения войны сочетались у Суворова со строгим учетом реальной обстановки, своеобразия каждого театра военных действий (топографии, климата, времени года, сырьевых ресурсов, речных систем, дорожной сети и пр.), особенностей противника (регулярные, нерегулярные силы), возможностей привлечения в свою армию местного населения (славянских народов, греков в русско-турецких войнах, итальянцев и швейцарцев в войне с французами).
Неусыпное внимание проявлял Суворов к обеспечению войск людскими и материальными ресурсами, транспортными средствами, к четкой работе квартирмейстерской и штабной службы. Краткость, ясность, четкость приказов и донесений были его требованием. Считая наступление, иногда на большую глубину, главной формой военных действий, А. В. Суворов отнюдь не пренебрегал обороной и «великим принципом», «которому следовали все полководцы от древности до наших дней: никогда не надо слишком удаляться от ресурсов».
Неусыпное внимание проявлял Суворов к обеспечению войск людскими и материальными ресурсами, транспортными средствами, к четкой работе квартирмейстерской и штабной службы. Краткость, ясность, четкость приказов и донесений были его требованием. Считая наступление, иногда на большую глубину, главной формой военных действий, А. В. Суворов отнюдь не пренебрегал обороной и «великим принципом», «которому следовали все полководцы от древности до наших дней: никогда не надо слишком удаляться от ресурсов».
Суворов обучал своих солдат «во всякое способное время», в мирной и военной обстановке, в лагерях и походах, но «без изнурения». «Обучение нужно, — говорил он, — лишь бы с толком и кратко; солдаты его любят». Учить солдат надобно «поодиночке, двояки, шестаками, капральствами, ротами и батальонами всегда с примкнутыми штыками и в суме. Легко в ученьи — тяжело в походе, тяжело в ученьи — легко в походе». Артиллеристов Суворов требовал обучать «проворному заряжанию» и прицельной стрельбе, кавалеристов — атаке «в полный карьер» с палашами и саблями, нерегулярную конницу (казаков) — «сильной погоне» за разбитым неприятелем. Раздельное учение перестроениям, ружейным приемам, прицельной стрельбе «по мишеням», действиям штыком и гранатой завершалось выполнением маневра целыми соединениями, которые «должны быть скоры, без замешательства, предприимчивы и исполнительны».
Суворов обучал своих солдат «во всякое способное время», в мирной и военной обстановке, в лагерях и походах, но «без изнурения». «Обучение нужно, — говорил он, — лишь бы с толком и кратко; солдаты его любят». Учить солдат надобно «поодиночке, двояки, шестаками, капральствами, ротами и батальонами всегда с примкнутыми штыками и в суме. Легко в ученьи — тяжело в походе, тяжело в ученьи — легко в походе». Артиллеристов Суворов требовал обучать «проворному заряжанию» и прицельной стрельбе, кавалеристов — атаке «в полный карьер» с палашами и саблями, нерегулярную конницу (казаков) — «сильной погоне» за разбитым неприятелем. Раздельное учение перестроениям, ружейным приемам, прицельной стрельбе «по мишеням», действиям штыком и гранатой завершалось выполнением маневра целыми соединениями, которые «должны быть скоры, без замешательства, предприимчивы и исполнительны».
Нашел погружные насосы для колодцев на sferacomforta отличного качества. купить справку в бассейн можно без хлопот продукты питания оптом.

В Уссурийском СВУ новоиспеченным суворовцам вручили погоны

07.11.2014
Символично, что именно в этот период 215 лет назад Александр Суворов совершил свой славный поход через Альпы.

Сахалин вновь покорен Центральным военным оркестром

04.11.2014
17 сентября текущего года в «Чехов-центре» города Южно-Сахалинска состоялся заключительный гастрольный концерт Центрального военного оркестра.

В Екатеринбургском СВУ состоялось посвящение первокурсников в суворовцы

30.10.2014
Суворовское военное училище города Екатеринбурга провело церемонию вручения удостоверений суворовца первокурсникам.