Александр Васильевич Суворов

«Потомство мое, прошу брать мой пример!..»

Леонтий Раковский

Книги → Генералиссимус Суворов → V

Дормез тихо покачивался.

Александр Васильевич лежал и думал.

Адъютант штабс-капитан Ставраков, читавший генералиссимусу газеты, вылез из дормеза поразмяться. Фельдшер Наум дремал в ногах барина, в уголку.

Сегодня Александр Васильевич чувствовал себя неплохо - даже не очень досаждал кашель. Сегодня госпожа фликтена, как называли врачи болезнь Суворова, была милостива к больному.

Суворов лежал и думал о своем предстоящем въезде в столицу. Одна заманчивее другой вставали картины: о готовящейся встрече писал Ростопчин.

…В Нарве его будут ждать придворные кареты. Флигель-адъютант с царским письмом… Он превозможет боль, на последней станции сядет: ведь на улицах Петербурга фрунтом выстроится гвардия. Барабанный бой. Пушечная пальба. Крики "ура". Колокола. Иллюминация.

Триумф!

До какой славы он дожил!

Суворов повернулся на другой бок.

Почему второй день все они такие оторопелые, эти адъютанты? Не смотрят в глаза, точно провинились в чем. Вот и теперь Ставраков подозрительно быстро прочитал газету и улизнул. Не случилось ли чего?

– Наум! - крикнул он. - Наум!

Фельдшер открыл глаза.

– Позови мальчика!

Наум проворно вылез. Суворов с трудом приподнялся и сел.

Через минуту открылась дверь, и в дормез осторожно влез Ставраков.

– Чего сегодня вы от меня бежите, как от чумного? Что случилось?

Генералиссимус смотрел на Ставракова пристально, суворовским, проникающим в душу взглядом. Молчать, притворяться больше нельзя.

– Что-либо из Петербурга?

– Получили рескрипт,- глухо ответил Ставраков.

Суворов вспыхнул. В томительном предчувствии беды упало, сильно забилось сердце.

Подумалось:

"Снова? Не может быть!"

– Читай!

Ставраков вытащил дрожащими руками из кармана рескрипт и, не повышая голоса, по-дьячковски, прочел:

Господин Генералиссимус, князь Италийский, граф Суворов-Рымникский!

Дошло до сведения моего, что во время командования Вами войсками моими за границею имели Вы при себе генерала, коего называли дежурным, вопреки всех моих установлений и высочайшего устава, то и удивляясь оному, повелеваю Вам уведомить меня, что Вас понудило сие сделать.

"Так и есть: снова немилость! Обнесли. Все пошло прахом!…"

Суворов закрыл глаза, откинулся назад. Тело его как-то сразу обмякло. Суворов полулежал.

Он слабо махнул рукой. Адъютант вылез из дормеза. Вылезая, Ставраков глянул мельком на генералиссимуса. По исхудалой, впалой щеке Суворова катилась слеза…

Александр Васильевич, покрытый холстиной, лежал на лавке у образов, словно покойник.

После известия о царской немилости ему сразу стало хуже: опять начал бить кашель, опять по всему телу пошла огневица.

Пришлось остановиться в деревне у Вильны.

← предущий раздел следующий раздел →

Севастополь объединил воспитанников трёх военных училищ

23.12.2015
Под крышей Севастопольского президентского кадетского училища собрались воспитанники трёх военных учреждений России. Более 350 человек приехало для обмена опытом, оздоровления и отдыха в стенах лучшего кадетского училища полуострова.

Любовь и бунт в Елабужском музее

18.12.2015
Масштабная экспозиция в историко-архитектурном музее г. Елабуга, посвящённая пушкинскому наследию, пугачёвскому восстанию и образованию Оренбургской губернии, определённо заслуживает внимания. 150 уникальных экспонатов объединены в трёх крупных разделах. В экспозиции представлены элементы интерьера казачьего быта, национальные костюмы, праздничная и свадебная атрибутика XIX в.

Старинный дар молодому музею

15.12.2015
Историко-краеведческий музей ковровского района не может похвастаться долгой биографией. Образованный только в 2000 году, он ещё не сумел стать значимым памятником культуры и хранителем наследия великих ценностей. Однако первый серьёзный вклад в фонд музея внёс бывший житель ковровского района, ныне – столичный коллекционер, предоставивший в ведение музея богатую коллекцию предметов старины, в том числе ценной графики и элементов мебели.