Александр Васильевич Суворов

«Потомство мое, прошу брать мой пример!..»

Леонтий Раковский

Книги → Генералиссимус Суворов → IV

Марш к Треббии - изящнейшее

произведение искусства.

Мора

Суворов лежал, скрытый кустами. Мимо него, по дороге, в пыли шли войска.

Расстегнув на груди душный камзол, сняв с шеи теплый фланелевый галстук, солдаты почти бежали. Шляпу многие держали в руке, повязав голову платком, - щедрое итальянское солнце палило немилосердно. Люди изнывали от жары.

В каждой роте впереди всех без устали вышагивали версту за верстой более молодые и крепкие. Старики лет по шестьдесят, исходившие в походах многие тысячи верст, как ни были привычны к переходам, но постепенно отставали: такого быстрого марша не запомнил никто. Отставших от роты обгоняла следующая, за ней еще и еще. Но старики хоть и в хвосте другой, дальней роты, а все-таки неуклонно двигались вперед.

Перед выходом из Турина к Пьяченце Суворов дал Багратиону листок. На листке русскими буквами было написано несколько французских фраз. Тут же стояло их русское значение.

– Переписать в каждой роте! За время похода всем офицерам и солдатам затвердить! Чтоб все знали. Смотри, князь Петр! Буду спрашивать! - сказал Суворов.

Багратион тотчас же созвал всех командиров полков.

Продиктовал им суворовскую записку.

Передал приказ Александра Васильевича.

В тот же час французские фразы уже переписывали в каждой роте. Раз батюшка Александр Васильевич сказал, значит, должно быть сделано! Прослыть немогузнайкой не хотел никто.

Суворов придумал это неспроста.

Надо было спешить. Спешить даже больше, чем когда-то, на походе перед Столовичами и Рымником. Дорога - трудна: под знойным солнцем, в неудобном, тесном обмундировании. Чтобы хоть чем-либо отвлечь солдатскую голову, он придумал такое непривычное дело. Солдату заучить незнакомые слова - труд горший, нежели пройти лишний десяток верст.

Это заучивание на ходу слов чужого языка имело и другой смысл: оно подтягивало отстающих. Когда унтер-офицер замечал, что взвод слишком уж растягивался, он вынимал бумажку с французскими фразами. Тотчас же к нему спешили из последних сил солдаты, чтобы еще раз послушать и заучить надобные словечки.

Суворов из своего укрытия смотрел, как с небольшими интервалами шли рота за ротой. Полки растянулись на много верст по всей дороге. Отставшие старики ковыляли молча, не говоря ни слова. Более молодые, подававшиеся вперед легче, шли переговариваясь. До Суворова доносились обрывки солдатских разговоров.

Вот показалась группа солдат. Впереди шел усатый унтер. Он держал бумажку.

– Ду ман грае,- наморщив лоб, прочел с натугой унтер.

– Дяденька, а это что же значит? - чуть не бежал рядом с ним веснушчатый молодой солдат. Он был потен и сер от пыли.

– Ай забыл?-сурово взглянул на него унтер.- А это значит: "проси пощады"! Ну, скажи: "ду ман грае"!

– Дуй мя в грязь! - звонко выкрикнул солдат.

– Эх, окрошки бы сейчас, кваску…

– Ишь чего захотел - окрошки!

– Хоть бы хлебца нашего, русского, аржаного…

– Верно, надоела эта преснятина макаронная!

– Солнце высоко. Скоро, должно, станем.

– Как скажешь: "опусти оружию"?

– Палезай!

– То есть как это - "полезай"?

– А так. Дядя Митрич читал. Не веришь, спроси!

– Да не "полезай", а "балезар".

– А-а, понимаю! "На базар"! Базар - это, стало быть, конец всему! Теперь запомню: "на базар"!

– Ванюшка, давай! - поднялся Суворов. Казак, державший в поводу лошадей, сунул в карман недоеденный апельсин и подвел коня. Суворов вскочил в седло и выехал на дорогу.

Солнце подымалось выше. До полудня оставалось еще больше часу, а дышать уже было нечем.

– Ну, ничего, сейчас отдохнем. Отт сдержит Макдональда, - утешал себя Суворов. - Семьдесят верст прошли, осталось двадцать.

К деревне, у которой стоял Суворов, подходил новый полк. Отставшие от предыдущего полка солдаты, увидав фельдмаршала, схватывались, через силу спешили вперед.

Сержант, шедший в замке последней роты и собиравший отсталых, что-то неласково говорил двум старикам мушкатерам, прочно усевшимся на краю канавки.

– Ступай, ступай: голова хвоста не ждет! Подойдут! Не все же сразу! подъехал к ним Суворов.

← предущий раздел следующая →

Страницы раздела: 1 2 3

Севастополь объединил воспитанников трёх военных училищ

23.12.2015
Под крышей Севастопольского президентского кадетского училища собрались воспитанники трёх военных учреждений России. Более 350 человек приехало для обмена опытом, оздоровления и отдыха в стенах лучшего кадетского училища полуострова.

Любовь и бунт в Елабужском музее

18.12.2015
Масштабная экспозиция в историко-архитектурном музее г. Елабуга, посвящённая пушкинскому наследию, пугачёвскому восстанию и образованию Оренбургской губернии, определённо заслуживает внимания. 150 уникальных экспонатов объединены в трёх крупных разделах. В экспозиции представлены элементы интерьера казачьего быта, национальные костюмы, праздничная и свадебная атрибутика XIX в.

Старинный дар молодому музею

15.12.2015
Историко-краеведческий музей ковровского района не может похвастаться долгой биографией. Образованный только в 2000 году, он ещё не сумел стать значимым памятником культуры и хранителем наследия великих ценностей. Однако первый серьёзный вклад в фонд музея внёс бывший житель ковровского района, ныне – столичный коллекционер, предоставивший в ведение музея богатую коллекцию предметов старины, в том числе ценной графики и элементов мебели.