Александр Васильевич Суворов

«Готовься в войне к миру, а в мире к войне.»

Вячеслав Лопатин

Когда же родился Александр Васильевич Суворов?

Если мы раскроем том со статьёй «Суворов» в последнем издании Большой Советской энциклопедии (1976), то прочтём, что великий полководец родился в 1729 или в 1730 г. В 1-м (1946) и во 2-м (1956) изданиях БСЭ называлась только одна дата — 1730 год. Советская историческая энциклопедия (1971), напротив, уверяет читателей, что Суворов родился в 1729 г. В ноябре прошлого года Мемориальный музей А.В. Суворова в Санкт-Петербурге пригласил меня на конференцию, которая называлась «К столетию со дня основания музея и к 275-летию со дня рождения А.В. Суворова». Занятый делами, я не поехал в Петербург, но, признаюсь, был опечален таким решением одного из любимых мною музеев. Три года назад на «Суворовских чтениях» я призывал работников музея поверить самому Александру Васильевичу, который прямо написал: «Io son nato 1730. il 13 Novembre» («я родился в 1730, 13 ноября». — Авт.). Призыв не был услышан. Заметим, что все предыдущие юбилеи по поводу дня рождения Суворова (в 1930 и 1980 гг.) опирались на 1730 г.

Начало хронологической чехарде положила 7,5-страничная статья полковника А.Е. Гутора «К вопросу о времени рождения Александра Васильевича Суворова», появившаяся в юбилейном «Суворовском сборнике» в 1951 г. И хотя среди десяти статей, составивших сборник (279 стр.), она самая короткая, редакторы сопроводили её весьма ответственным примечанием: «Как установил полковник А.Е. Гутор, Суворов родился не в 1730 г., как считалось до сих пор, а в 1729 г.» (1).

Метрическое свидетельcтво Суворова и запись о его крещении не сохранились. А.Е. Гутор начинает свою статью с утверждения о том, что «в первые десятилетия после смерти гениального полководца Александра Васильевича Суворова в русской исторической литературе почти не поднимался вопрос о времени его рождения. В то время биографы считали правильной дату 13 ноября 1729 года, как она была означена на гробнице Суворова в Александро-Невской лавре» (2). Надгробную плиту устанавливал граф Дмитрий Иванович Хвостов. Как известно, Суворов приехал в Петербург смертельно больным. Вместо торжественной встречи и царских покоев генералиссимус подвергся новой опале и был вынужден остановиться в скромном домике на Крюковом канале, принадлежавшем его родной племяннице Аграфене Ивановне Хвостовой. Через две недели, 6 мая 1800 г., он скончался. Весь Петербург провожал в последний путь Суворова, отдавая ему почести как национальному герою. На плечи Д.И.Хвостова легли хлопоты, связанные с его погребением. Почему граф Дмитрий Иванович проставил на могильной плите 1729-й, а не 1730 г., одному Богу известно.

Василий Иванович Суворов (1705—1775), отец полководца
Василий Иванович Суворов (1705–1775), отец полководца

В 1808 г. в Петербурге под инициалами B.C. вышла книга «Дух великого Суворова». Годом рождения полководца назван 1730-й. Через три года в Москве была издана «История генералиссимуса, князя Италийского, графа Суворова-Рымникского», написанная Е.Б. Фуксом. Снова — 1730-й (3). Мне уже приходилось писать, что первую книгу составил Василий Степанович Кряжев, издатель и переводчик, среди близких друзей которого был старший адъютант Суворова С.С.Кушников, участник Итальянского и Швейцарского походов. Участвовал в этих походах и Егор Борисович Фукс (4), трудившийся в канцелярии полководца. Надгробная плита была установлена, а биографы Суворова не обращали на неё никакого внимания. Первый же постулат А.Е. Гутора решительно опровергается фактами.

Только в 1830–1840 гг. положение стало меняться. В 1843 г. выпустили две биографии Суворова известные журналисты Ф.В. Булгарин и Н.А. Полевой (5). Первый довёл изложение до 1775 г., второй до последних дней Суворова. Не называя источников, оба сослались на 1729 г. Критики назвали их книги «пересказами». Талантливый «пересказ» Н.А. Полевого, прекрасно проиллюстрированный художниками А. Коцебу, Р. Жуковским и Т. Шевченко, на долгие десятилетия сделался самой читаемой биографией Суворова (был переиздан шесть раз на русском и дважды на немецком языке) и закрепил 1729-й как год рождения генералиссимуса.

В отличие от журналистов, российский историк Фридрих фон Смит, писавший на немецком языке, в своей биографии Суворова (1-я часть вышла в 1833 г. в Вильно) признался: «Обыкновенно годом рождения его считается 1730-й, но мы основываем наше показание на надгробной надписи Суворова в Александровской лавре в Петербурге, где днём его рождения означено 13-е ноября 1729 года» (6). Соблазну переписать с неё дату не поддался молодой офицер Генерального штаба, поместивший в 1839 г. в журнале «Отечественные записки» статью «Суворов». Он писал: «Генералиссимус, князь Италийский, Граф Александр Васильевич Суворов-Рымникский родился в 1730 году» (7). Это первая научная работа 23-летнего Дмитрия Алексеевича Милютина, будущего фельдмаршала военного министра, реформатора русской армии. Его капитальный труд о суворовских походах 1799 г. станет классикой русской военно-исторической мысли (8).

А.Е. Гутор утверждает, что только после биографии Суворова, созданной А.Ф. Петрушевским (1884), «почти все последующие биографы великого полководца и писавшие о нём литераторы... в своих сочинениях безоговорочно указывали и указывают на 1730-й год как на вполне установленную дату рождения Суворова» (9). Он снова ошибается, потому что почти за сто лет до А.Ф. Петрушевского 1730 г. назвал первый и единственный прижизненный биограф Суворова Фридрих Иоганн фон Антинг (10). Его книга на немецком языке была издана в Германии (1795–1796). В дни блистательных побед Суворова в Италии она была переведена в ряде стран. Несколько раз её переводили и переиздавали в России. Во всех изданиях годом рождения Суворова значится 1730-й. Антинг служил в штабе героя своей книги и пользовался предоставленными ему Суворовым документами. Сам Александр Васильевич просмотрел рукопись первой части и сделал замечания.

Трёхтомный труд генерал-лейтенанта Александра Фомича Петрушевского, удостоенный высшей академической награды — полной Макариевской премии, и по сей день остается лучшей биографией Суворова (11). Исследователь, многие годы изучавший суворовский архив, восстановил старую общепризнанную дату рождения великого полководца, приведя новые доказательства.

«Год рождения Александра Васильевича Суворова точно неизвестен, — писал А.Ф. Петрушевский. — Большая часть его историографов принимают 1729 год, который обозначен и на его гробнице (тут маститый исследователь не прав, о чём сказано выше. — Авт.). Но это едва ли верно. В одной из официальных бумаг он говорит, что вступил в службу в 1742 году, имея от роду 15 лет. По другим его показаниям, рождение его можно отнести и к 1729, и к 1730 году. Но в одной собственноручной его записке на итальянском языке сказано „Io son nato 1730. il 13 Novembre“. В письме его вдовы к племяннику Хвостову о надгробном памятнике значится, что муж ея родился в 1730 году. Этот же год получается из его формуляра, составленного в конце 1763 года, когда Суворов был полковым командиром. Эти и довольно многочисленные другие данные приводят к заключению, что 1730 год следует считать годом его рождения скорее, чем всякий другой» (12).

Упомянув письмо В.И. Суворовой Д.И. Хвостову, послужной список 1763 г. и записку на итальянском языке, А.Е. Гутор подверг сомнению сообщаемые в них сведения, заявив, что все они идут от... самого Суворова. «Но можно ли быть вполне уверенным, что его указание на год своего рождения сделано совершенно безошибочно? — вопрошает автор и пускает в ход козырную карту. — Дело в том, что Суворов дважды, правда, косвенно, указал другую дату своего рождения». Следует ссылка на суворовскую фразу: «В службу я вступил 15 лет в 1742 г.». Так написано в первой автобиографии 1786 г. Так повторено в автобиографии 1790 г. Эту ошибку подробно разобрал крупнейший исследователь и знаток суворовских рукописей Василий Алексеевич Алексеев. Более половины его книги «Письма и бумаги Суворова» (1916) составляют примечания и комментарии. Суворовской фразе «В службу я вступил 15 лет, в 1742 г.» учёный посвятил развёрнутый комментарий, по объёму почти равный статье А.Е. Гутора. «Следовательно, родился в 1727 г., — замечает В.А. Алексеев. — Но в списке помещиков Суздальской провинции... у помещика Василия Ивановича Суворова под 1749 годом показан сын Александр „гвардии Семёновского полку капрал“, семнадцати лет, т.е. родившимся в 1732 году». Упомянув (вслед за А.Ф. Петрушевским. — Авт.), что большинство биографов «принимает годом рождения Суворова 1729», исследователь приводит доводы в пользу 1730 г., повторяя доказательства А.Ф. Петрушевского и прибавляя к ним новые: биографии, написанные Антингом и Фуксом, и два подписанных гравированных портрета генералиссимуса (1802 и 1829). «Но самое ценное, оправдывающее эту дату указание, — делает вывод В.А. Алексеев, — коротенькая собственноручная записка генералиссимуса, составленная на итальянском языке... Здесь мы совершенно ясно читаем: „Io son nato 1730. il 13 Novembre“» (13).

По мнению В.А. Алексеева, наличие «многочисленных и невероятно грубых ошибок» в автобиографиях связано с их перепиской. «Суворов просто „подмахнул“ бумаги, не читая их за недосугом» (14), — писал исследователь. Полагая, что «оригиналы автобиографий были, несомненно, писаны рукой Суворова, а не под диктовку», он всё же признал, что и первая, и вторая автобиографии не являются автографами. Они только подписаны Суворовым. Здесь необходимо сделать существенную оговорку. Нет ни одного автографа и подробных реляций полководца о своих победах. Они также только подписаны Суворовым. Великий воин не жаловал длинных писаний. Одержав блестящую победу при Фокшанах, Суворов послал донесение в пять строк. Главнокомандующий Г.А. Потёмкин был вынужден сделать замечание начальнику Суворова Н.В. Репнину: «О Фокшанском деле я получил, так сказать, глухую исповедь и не знаю, что писать ко двору. Синаксари Александра Васильевича очень коротки. Извольте потребовать от него подробного донесения» (письмо от 31 июля 1789)15. Почерк у Суворова мелкий, чёткий, читаемый без труда. Адъютанты должны были хорошо его знать. Они не могли внести такое множество ошибок в текст автобиографии, если бы им довелось только переписывать его. Адъютант, писавший первую автобиографию под диктовку Суворова, не расслышал и вместо 12 лет написал (15). Александр Васильевич «подмахнул» многостраничный текст. Когда же ему в 1790 г. пришлось подавать новую автобиографию (в связи с получением графского достоинства), Суворов просто поручил переписать старую. После чего продиктовал дополнения. Ошибка повторилась (16).

Мемориальная доска на фасаде дома на Крюковом канале, где скончался А.В. Суворов
Мемориальная доска на фасаде дома на Крюковом канале, где скончался А.В. Суворов

Пытаясь опорочить самое веское доказательство в пользу 1730 г., А.Е. Гутор пишет: «В упомянутой выше записке на итальянском языке Суворов также сделал ошибку, указав, что он был определён „подпоручиком 25 апреля 1754 г.“, тогда как этим указом Суворов был произведён в офицеры и выпущен в армию поручиком» (17).

Мы всё же предпочли довериться самому генералиссимусу, а не полковнику, под пером которого гениальный полководец, обладавший феноменальной памятью, помнивший множество битв и событий мировой истории, знавший по именам сотни своих сослуживцев, превратился в человека, не способного запомнить ни года своего рождения, ни первого полученного им офицерского чина. В современных русско-итальянских словарях слово поручик переводится, как «tenente». Подпоручик (он же лейтенант), как «sottotenente». Но Суворов написал «luogotenente». Современные итальянско-русские словари сообщают, что этим устаревшим словом обозначался лейтенант. Следовательно, для одного и того же чина существовали два разных наименования. Всё объясняется просто. В XVIII в. в русской армии были следующие обер-офицерские чины: прапорщик, подпоручик, поручик, капитан-поручик, капитан. По-итальянски прапорщик — «assistente», капитан — «capitano». «Sottotenente» значило подпоручик, «luogotenente» — поручик, а «tenente» — капитан-поручик. Попытка уличить Суворова оказалась несостоятельной.

Д.И. Хвостов. С портрета работы С. Щукина
Д.И. Хвостов. С портрета работы С. Щукина

Не выдерживает критики и ссылка автора на давно известную историкам «сказку недоросля Александра Суворова», поданную им 25 октября 1742 г. в канцелярию лейб-гвардии Семёновского полка. Суворов показал, что «от роду ему 12 лет».

«Принимая во внимание, что в то время при определении недорослей дворян на службу их возраст определялся очень точно, — пишет А.Е.Гутор, — и что день рождения Александра Васильевича был 13 ноября, т.е. значительно позже, чем было подано его отцом прошение о зачислении сына в Семёновский полк, естественно сделать вывод, что Александру Васильевичу 12 лет исполнилось ещё 13 ноября 1729 г.» (18).

Отец и сын Суворовы воспользовались тем, что лейб-гвардии Семёновский полк в 1742 г. квартировал в Москве. Приказ о зачислении в полк Александра Суворова подписан 22 октября 1742 г. (19) Прошение было подано всего за три-четыре недели до его дня рождения, когда недорослю Суворову должно было исполниться 12 лет. Это не возбранялось. Относительно «точности» определения возраста при записи в службу красноречиво свидетельствуют данные о годах записи на службу десяти недорослей, которые впоследствии достигли чинов полного генерала и генерал-фельдмаршала. Князь Юрий Долгоруков записан 9 лет. Князь Александр Прозоровский — 10 лет. Князь Николай Репнин — 11 лет. Николай Салтыков, граф Яков Брюс и граф Валентин Мусин-Пушкин — 12 лет. Александр Бибиков, Михайла Каменский и Михайла Кречетников — 13 лет. Граф Иван Салтыков — 16 лет. Такова, вопреки представлениям А.Е. Гутора, была практика записи в службу в царствование императрицы Елизаветы Петровны.

Есть в статье сведения, которые не были известны ни А.Ф. Петрушевскому, ни В.А. Алексееву. «В начале июня 1941 г. группа пионеров Бауманского детского дома культуры, — сообщает А.Е. Гутор, — случайно наткнулась в Московском областном архиве на „исповедальные книги“ церкви Николы Чудотворца за 1741–1745 гг... Записи оказались следующего содержания:
1. По книге за 1741 г., среди других исповедовавшихся значится... Лейб-гвардии Преображенского полка поручик Василий Иванович сын Суворов 33 года жена его Евдокия Федосеевна 30 лет сын их Александр 12 лет.
2. По книге за 1745 г. — прокурор Василий Иванович Суворов 37 лет сын его Александр 16 лет.

Точных дат — дня и месяца записей — в книгах помечено не было; но можно думать, что обе записи сделаны в период 15 ноября — 24 декабря (так называемый Рождественский пост)... Из них, как мы видели, устанавливается, что Александру Васильевичу Суворову 12 лет было уже в 1741 г. и 16 лет в 1745, другими словами, что он родился в 1729 г.» (20). Автору кажется, что это доказательство неопровержимо. Но он снова ошибается. Во-первых, он противоречит одному из главных своих постулатов. Предложив не верить Суворову, говорившему и писавшему о своём возрасте, А.Е. Гутор неожиданно изменил эту точку зрения на противоположную. Ведь священник записал возраст Александра Суворова с его слов. Относительно «точности» исповедных росписей можно привести мнение известного историка Н.И.Григоровича. В капитальном труде о князе А.А.Безбородко (1879) учёный писал, что на могильной плите годом его рождения указан 1747-й. А в исповедной росписи за 1765 г. он показан 20-летним. Разница в два года. Метрическое свидетельство и запись о крещении не сохранились. Заявив, что вопрос о дне рождения А.А. Безбородко «остаётся неразрешённым», историк заметил, что полагаться на исповедные росписи в точности нельзя: «Как известно, лета в них записывались и записываются теперь со слов говеющего, всегда почти неверно» (21). Как уже говорилось, надгробную плиту с неправильной датой устанавливал граф Д.И. Хвостов. Отметив, что он был «одним из ближайших к Александру Васильевичу людей», А.Е. Гутор произвольно утверждает, что Хвостову «почти несомненно... была известна и собственноручная записка на итальянском языке, начинающаяся словами: „Io son nato 1730...“, оказавшаяся в числе многочисленных суворовских документов, собранных им...» (22). Но совершенно очевидно, что Хвостов не знал о её существовании. Это подтвердил Фридрих фон Смит. Разбирая (с разрешения Хвостова) бумаги Суворова, он впервые процитировал многие документы, но, говоря о годе рождения генералиссимуса, честно сослался на надпись, выбитую на могильной плите.

Варвара Ивановна Суворова, жена полководца
Варвара Ивановна Суворова, жена полководца

Между тем именно записка позволяет сделать важные выводы. Впервые её воспроизвел в 1900 г. (в виде факсимиле) капитан Генерального штаба М.К. Марченко. Он писал: «Значение этого автографа преимущественно автобиографическое, как разрешающее (свидетельством самого Суворова) вопрос о годе его рождения» (23). Заявив, что записка начинается словами: «Io son nato 1730. il 13 Novembre», А.Е. Гутор повторил одну особенность публикации М.К. Марченко и снова грубо ошибся. По каким-то причинам М.К. Марченко срезал две первые фразы. Приводим факсимиле записки полностью вместе с её переводом, впервые опубликованном нами в 2001 г.:
«Сестра А(нна) В(асильевна) ... родилась 1743, 5 сентября.
Сестра М(ария) В(асильевна) ... родилась 1745, 29 января.
Я родился ... 1730, 13 ноября.
1. Солдат 1742 ... октября.
2. Капрал ... 1742, 25 апреля. В императорской гвардии.
3. Подпрапорщик 1749, 22 декабря в Семеновском полку.
4. Сержант ... 1751, 8 июня.
5. Поручик ... 1754, 25 апреля. Ингерманландского пех. в Новгороде.
6. Обер-провиантмейстер ... 1756, 17 января.
7. Генерал-аудитор-лейтенант ... 1756, 28 октября. Военной коллегии.
8. Премьер-майор ... 1756, 4 декабря. Куринского пех.» (24).

Наталья Александровна Зубова (урождённая Суворова) (1775—1844), дочь генералиссимуса
Наталья Александровна Зубова (урождённая Суворова) (1775–1844), дочь генералиссимуса

Все даты, касающиеся прохождения службы, приведены Александром Васильевичем точно и подтверждаются послужными списками. Судя по тексту записки, она составлена между 4 декабря 1756 г. и 8 ноября 1758 г., когда Александр Васильевич был произведён в подполковники. Практикуясь в итальянском языке, молодой Суворов привёл сведения о датах рождения своих сестер Анны и Марии. В них-то и таилось настоящее открытие. Сестра Анна Васильевна (в замужестве княгиня Горчакова) похоронена в Донском монастыре в Москве. На её надгробной плите значится: родилась в 1744 г. Александр Васильевич утверждает, что она родилась годом ранее. Сестра Мария Васильевна (в замужестве Олешова) похоронена в Спасо-Прилуцком монастыре под Вологдой. На её плите написано: родилась 29 января 1746 г. (25) И снова расхождение на год, хотя день и месяц сходятся. Хвостов сделал Суворова на год старше, а хоронившие сестёр Суворова сделали их на год моложе. Вывод очевиден: надписи на могильных плитах — свидетельства ненадёжные. Когда надпись заказывал кто-либо из супругов, год рождения указывался правильно. Другое дело — дети, племянники, родные и близкие. Дни рождения они помнили хорошо, а вот с годом рождения (при отсутствии метрического свидетельства) поступали на глазок. Мария Васильевна и Анна Васильевна намного пережили своих мужей. На могильных плитах годы рождения сестёр Суворова указаны с ошибками. Правильно записал семейные сведения только их брат. Не мог он ошибиться и в записи своего собственного года рождения.

Когда хоронили самого Суворова, его супруга (с которой он разъехался в 1784 г.) жила в Москве. Там же проживала и любимая дочь полководца Наташа-Суворочка со своей семьёй. Юный сын Аркадий был плохим советчиком. Суворов долго не признавал его своим сыном и сблизился с ним лишь в последние годы жизни. Д.И. Хвостову пришлось принимать самостоятельное решение о годе рождения дяди. Так появилась надгробная плита с надписью: «Генералиссимус, Князь Италийский, Граф Александр Васильевич Суворов Рымникский. Родился 1729 года ноября 13 дня. Скончался 1800 года мая 6. Тезоименитство его 24 ноября» (26). Как установил А.Ф. Петрушевский, вдова Суворова, узнав об этой надписи, указала Хвостову на его ошибку. Попытка А.Е. Гутора опровергнуть мнение княгини Варвары Ивановны Суворовой ссылкой на внука генералиссимуса князя Александра Аркадьевича Суворова, якобы подтверждавшего правильность даты на надгробной плите, явно несостоятельна. Любой непредвзятый исследователь отдаст предпочтение вдове, а не внуку, родившемуся через четыре года после смерти своего великого деда. Доска, установленная Д.И. Хвостовым, в 1840-х гг. была вмонтирована в стену, а на могиле появилась знаменитая плита с надписью, завещанной самим полководцем: «Здесь лежит Суворов».

Надгробная плита на могиле Суворова. Нижняя Благовещенская церковь Александро-Невской лавры
Надгробная плита на могиле Суворова. Нижняя Благовещенская церковь Александро-Невской лавры

В наступившей после публикации статьи А.Е. Гутора чехарде повинны и сам автор, и редакторы «Суворовского сборника», поспешившие дать статье, наполненной грубыми ошибками и передержками, явно завышенную оценку. Не на высоте оказались и сотрудники энциклопедических изданий. А ведь ещё в дни 250-летия Суворова (1980) историк Александр Георгиевич Кавтарадзе в прекрасной академической работе «А.В. Суворов в отечественной историографии» высказался вполне определённо: «Выдвинутые А.Е. Гутором в статье „К вопросу о времени рождения Александра Васильевича Суворова“ (с. 183–190) положения об иной дате рождения (в 1729, а не в 1730 г., как это считалось общепризнанным) не содержали, на наш взгляд, научного обоснования и лишь повлекли за собой ошибки» (27). Никаких сведений об авторе статьи составители сборника не привели. Скорее всего, это Александр Евгеньевич Гутор, младший брат генерал-лейтенанта российской императорской армии Алексея Евгеньевича, который добровольно перешёл на сторону советской власти и служил в Красной Армии (умер в 1938 г.). Внимательный просмотр каталогов Российской государственной библиотеки также ничего не дал. Похоже, 7,5-страничная статья стала единственной работой полковника А.Е. Гутора, появившейся в печати.

Читатель, надеюсь, убедился, на каких зыбких доводах была основана версия о 1729 г. как дате рождения Суворова. Первые биографы непобедимого полководца и самые глубокие исследователи его жизни и деятельности считали правильной датой 1730 г. На неё указал сам Александр Васильевич Суворов, 275-летие со дня рождения которого исполняется 13/24 ноября 2005 г.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Гутор А.Е. К вопросу о времени рождения Александра Васильевича Суворова // Суворовский сборник. К 150-летию со дня смерти великого русского полководца Александра Васильевича Суворова. Институт истории Академии наук СССР. М., 1951. С. 277. Примеч. 2.

2. Там же. С. 183.

3. Дух великого Суворова, или Анекдоты подлинные о князе Италийском, графе Александре Васильевиче Суворове-Рымникском... с присовокуплением безсмертного его сочинения тактики или науки искусно побеждать и переписки Суворова с разными знаменитыми особами. Российское сочинение В.С. СПб., 1808. С. 4.

4. Фукс Е.Б. История генералиссимуса, князя Италийского, графа Суворова-Рымникского. М., 1811. С. 55.

5. Суворов. Сочинение Ф. Булгарина. СПб., 1843. С. 10. История князя Италийского, графа Суворова-Рымникского, генералиссимуса Российских войск. Сочинение Н.А. Полевого. СПб., 1843. С. 2.

6. Цит. по изданию: Смит Ф.И. Суворов и падение Польши. В 2-х частях. СПб., 1866-1867. Ч. 1. С. 2.

7. Милютин Д.С. Суворов // Отечественные записки. СПб., 1839. № 3. Отд. ІІ. С. 5.

8. Милютин Д.А. История войны 1799 года между Россиею и Франциею в царствование императора Павла I. В 5-ти томах. СПб., 1852–1853. 2-е изд. в 3-х частях. СПб., 1857.

9. Гутор А.Е. К вопросу о времени рождения Александра Васильевича Суворова. С. 183–184.

10. Versuch einer Kriegs-Geschichte des Grafen Alexander Suworow-Rymnikski Russ. Kaiyserl. General Feld-Marschal. Mit Kupfen. Von Friedrich Anthing. Gotha. 1795, T. 1; 1796, T. 2.

11. Петрушевский А.Ф. Генералиссимус князь Суворов. В 3-х томах. СПб., 1884. 2-е изд. СПб., 1900.

12. Петрушевский А.Ф. Указ. соч. Т. 1. С. 3.

13. Письма и бумаги Суворова. Т. 1. Письма, 1764–1781 гг. / Объяснил и примечаниями снабдил В. Алексеев. Пг., 1916. С. 219–220.

14. Там же. С. 3–5.

15. Записки Одесского общества истории и древностей. 1872. Т. 8. С. 206.

16. Первая автобиография А.В. Суворова неоднократно издавалась в XIX в. Вторая опубликована и подробно прокомментирована В.А. Алексеевым в книге «Письма и бумаги Суворова».

17. Гутор А.Е. Там же. С. 184–185.

18. Гутор А.Е. Там же. С. 186.

19. Эти документы приведены в книге: Геруа А.В. Суворов-солдат. 1742–1754: итоги архивных данных о его службе нижним чином. СПб., 1900.

20. Гутор А.Е. К вопросу о времени рождения Александра Васильевича Суворова. С. 188–189.

21. Григорович Н.И. Канцлер князь А.А. Безбородко в связи с событиями его времени. В 2-х томах. СПб., 1879. Т. 1. С. 13.

22. Гутор А.Е. К вопросу о времени рождения Александра Васильевича Суворова. С. 185. Примеч. 2.

23. Марченко М.К. Суворов в своих рукописях. СПб., 1900. С. 3. Автограф записки на итальянском языке хранится в Российской национальной библиотеке, в отделе редких книг и письменных источников: Суворовский сборник. Т. 15. Л. 32.

24. Жизнь Суворова, рассказанная им самим и его современниками. 1730–1800 / Автор-составитель В.С. Лопатин. М., Терра-Книжный клуб, 2001. С. 65.

25. Великий князь Николай Михайлович. Русский провинциальный некрополь. М., 1914. Т. 1. С. 636.

26. Петрушевский А.Ф. Генералиссимус князь Суворов. Т. 3. С. 373.

27. Кавтарадзе А.Г. А.В. Суворов в отечественной историографии. Сборник «Александр Васильевич Суворов. К 250-летию со дня рождения». Академия Наук СССР. Институт истории СССР. М., Наука, 1980. С. 66. Примеч. 305.

Источник: his.1september.ru

Срочно заказать факсимиле в СПб с бесплатной доставкой по городу

Севастополь объединил воспитанников трёх военных училищ

23.12.2015
Под крышей Севастопольского президентского кадетского училища собрались воспитанники трёх военных учреждений России. Более 350 человек приехало для обмена опытом, оздоровления и отдыха в стенах лучшего кадетского училища полуострова.

Любовь и бунт в Елабужском музее

18.12.2015
Масштабная экспозиция в историко-архитектурном музее г. Елабуга, посвящённая пушкинскому наследию, пугачёвскому восстанию и образованию Оренбургской губернии, определённо заслуживает внимания. 150 уникальных экспонатов объединены в трёх крупных разделах. В экспозиции представлены элементы интерьера казачьего быта, национальные костюмы, праздничная и свадебная атрибутика XIX в.

Старинный дар молодому музею

15.12.2015
Историко-краеведческий музей ковровского района не может похвастаться долгой биографией. Образованный только в 2000 году, он ещё не сумел стать значимым памятником культуры и хранителем наследия великих ценностей. Однако первый серьёзный вклад в фонд музея внёс бывший житель ковровского района, ныне – столичный коллекционер, предоставивший в ведение музея богатую коллекцию предметов старины, в том числе ценной графики и элементов мебели.