Александр Васильевич Суворов

«Потомство мое, прошу брать мой пример!..»

Олег Николаевич Михайлов

Книги → Суворов → СЛОВАРЬ ИСТОРИЧЕСКИХ ИМЕН[4]

Веймарн Ганс фон (1722–1792) — генерал-поручик. Из лифляндских дворян. В Семилетнюю войну занимал должность генерал-квартирмейстера при главнокомандующем русской армией С. Ф. Апраксине. В 1768–1771 гг. командовал русскими войсками в Польше. К этому времени относятся письма к нему Суворова о ходе военных действий. Веймарн предвзято относился к Суворову, выдвигая на первые роли своих любимцев — фон Древица, Штакельберга, фон Ренне. Суворов обращался к нему «изрыгнув всю свою желчь в преисподнюю», обещая в точности выполнить его «предписания», но прилагая все усилия, чтобы вырваться от своего «покровителя».

Вейсман Отто-Адольф (1726–1773) — барон, генерал-майор. Из лифлянских дворян. В 1774 г. поступил в русскую армию рядовым. Капитаном участвовал в Семилетней войне, дважды ранен под Цорндорфом. К началу войны с Турцией в 1768 г. — командир Белозерского пехотного полка. Дважды водил в ночные штыковые атаки своих гренадер при осаде крепости Хотин. В 1770 г. произведен в генерал-майоры и назначен командиром бригады, находившейся в авангарде армии. Награжден орденом Святого Георгия 3-й степени за сражение при Ларге и орденом Святого Александра Невского за сражение при Кагуле. 1771 г. прославил имя генерала Вейсмана по всей русской армии. «Руководя своей группой, — отмечает биограф, — за одну компанию 1771 года Вейсман сделал столько, сколько иному полководцу не удается совершить за целую жизнь. Еще в начале года он уничтожает турецкие магазины в Тульче и Исакчи. В июне, имея под своим началом менее 3 тысяч человек, несколько раз подряд разбивает неприятеля под Тульчей, в общей сложности доведя число разгромленных им османов до 15 тысяч. Вся армия называла его Оттоном Ивановичем и „русским Ахиллом“». Погиб в неравном рукопашном бою с янычарами.

Войнович Марк Иванович (1750–1807) — граф, адмирал, выходец из Далмации. На русской службе с 1770 г. В 1780 г., будучи капитаном 2-го ранга, назначен командиром Каспийской флотилии, добившись при этом независимости от Суворова, в подчинении у которого остались только сухопутные войска. Экспедиция Войновича потерпела крах. Суворов писал по этому поводу: «Они пришлецы из земли; все им равно, хотя Каспийское море меня потопит, но и Россию: они уйдут в Мадагаскар». В дальнейшем Суворову еще не раз придется встретиться с такими «пришлецами», особенно во флоте, который восстанавливался на Каспийском и Черном морях. 27 июля 1781 г. флотилия Войновича бросила якорь в Астрабадском заливе. Командующий и его офицеры были приглашены на восточный пир и схвачены, закованы в колодки и брошены в тюрьму. «Многообещающий граф», как называл его Суворов, бесславно вернулся в Астрахань. Тем не менее это никак не сказалось на его флотской карьере. Войновича не понизили, а повысили, назначив первым командующим Севастопольской эскадрой Черноморского флота со званием контр-адмирала. На Черном море он получил предписание Потемкина: «Хотя бы всем погибнуть, но должно показать всю неустрашимость к нападению и истреблению неприятеля». 31 августа 1787 г. Войнович вывел в море Севастопольскую эскадру в составе десяти военных кораблей и едва не погубил ее у мыса Калиакрия, но не в бою, а в жесточайшем шторме. Последствия были катастрофическими. Неначавшаяся военная морская кампания была проиграна. Даже видавший виды Потемкин пришел в суеверный ужас: «Флот Севастопольский разбит, корабли и фрегаты пропали. Бог бьет, а не турки». Екатерина II на его «первое нервное движение» об отставке философски заметила: «то ли еще мы брали, то ли еще теряли». Флот пришлось вновь восстанавливать. Но и на этот раз, потеряв без боя два судна, Войнович сумел оправдаться. Сказалась его служба капитаном императорской шлюпки. Но Войнович стал настолько осторожен, что вообще старался под всякими предлогами отсиживаться в Севастопольской бухте, не выводить эскадру в море, дабы сохранить ее. Он в буквальном смысле «ждал у моря погоды». Суворов записывал: «Сегодня Войнович хотел было поднять паруса». А в результате Севастопольская эскадра не приняла участие в морском Кинбурнском сражении на лимане. Суворов сообщал не без иронии: «Войнович молодец, он маневрировал, маневрировал, как и должно было, но слишком поздно». Севастопольская эскадра получила боевое крещение в июле 1788 г. у острова Фидониси, но основной удар принял на себя авангард капитана бригадирного чина Ф. Ф. Ушакова. Войнович вновь осторожничал и дал возможность противнику уйти. В марте 1790 г. Потемкин принял окончательное решение: Войновича он вернул на Каспий, а начальником Черноморского флота назначил «контр-адмирала и кавалера Ушакова».

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Севастополь объединил воспитанников трёх военных училищ

23.12.2015
Под крышей Севастопольского президентского кадетского училища собрались воспитанники трёх военных учреждений России. Более 350 человек приехало для обмена опытом, оздоровления и отдыха в стенах лучшего кадетского училища полуострова.

Любовь и бунт в Елабужском музее

18.12.2015
Масштабная экспозиция в историко-архитектурном музее г. Елабуга, посвящённая пушкинскому наследию, пугачёвскому восстанию и образованию Оренбургской губернии, определённо заслуживает внимания. 150 уникальных экспонатов объединены в трёх крупных разделах. В экспозиции представлены элементы интерьера казачьего быта, национальные костюмы, праздничная и свадебная атрибутика XIX в.

Старинный дар молодому музею

15.12.2015
Историко-краеведческий музей ковровского района не может похвастаться долгой биографией. Образованный только в 2000 году, он ещё не сумел стать значимым памятником культуры и хранителем наследия великих ценностей. Однако первый серьёзный вклад в фонд музея внёс бывший житель ковровского района, ныне – столичный коллекционер, предоставивший в ведение музея богатую коллекцию предметов старины, в том числе ценной графики и элементов мебели.