Александр Васильевич Суворов

«Потомство мое, прошу брать мой пример!..»

Олег Николаевич Михайлов

Книги → Суворов → СЛОВАРЬ ИСТОРИЧЕСКИХ ИМЕН[4]

Разумовский Алексей Григорьевич (1709–1771) — граф, генерал-фельдмаршал. Сын простого украинского казака Григория Розума, певчий в сельской церкви, а затем в придворной капелле, где на него обратила внимание двадцатилетняя дочь Петра Великого. С 1731 г. певчий Розум становится Разумовским — фаворитом цесаревны, а с 1741 г. царицы Елизаветы Петровны, получив все подобающие придворные звания, титулы и даже фельдмаршальский жезл. Но никаких ратных подвигов за ним не значится. Согласно преданию, в ноябре 1742 г. Елизавета Петровна в подмосковном селе Перово вступила с ним в тайный брак.

Разумовский Кирилл Григорьевич (1728–1803) — граф, генерал-фельдмаршал, сенатор. Младший брат фаворита императрицы Елизаветы Петровны Алексея Григорьевича Разумовского. Образование получил за границей, вернувшись на родину вполне «европейцем». В девятнадцать лет — Президент Академии наук, в двадцать два — гетман Украины. В 1764 г., при ликвидации гетманства, произведен в генерал-фельдмаршалы. Никогда не забывал, что в юности, как и брат, пас волов. На что от своего кичливого сына получил ответ: «Между нами громадная разница: вы сын простого казака, а я сын русского фельдмаршала». По словам Екатерины II, «он был хорош собой, оригинального ума, очень приятен в обращении и умом несравненно превосходил своего брата, который также был красавец».

Разумовский Андрей Кириллович (1752–1836) — светлейший князь, генерал-майор. Третий сын графа К. Г. Разумовского. Зачисленный в десять лет мичманом, проходил действительную службу в английском флоте, участвовал в 1770 г. в русской экспедиции в архипелаге, в 1775 г. произведен в генерал-майоры. Был товарищем детства наследника престола Павла Петровича, одним из ближайших друзей, но оказался в роли «фаворита» его первой жены Натальи Алексеевны. Для Павла Петровича это был один из самых первых тяжелейших ударов в жизни. Разумовский был выслан, но в 70-е годы назначался попеременно посланником в Неаполь, Данию, Швецию, а затем в Вену. В качестве посла в Вене оказался в центре европейских событий как организатор антинаполеоновской коалиции. В секретной инструкции Екатерина II предписывала ему: «Сегодня дело заключается в том, чтобы реорганизовать коалицию на других принципах, чем первую, поставив перед нею задачу принудить французов прекратить свои нашествия, отказаться от побед и вернуться к прежним границам». Спустя три года, уже при Павле I, Суворову суждено было блестяще осуществить эту задачу в качестве командующего союзными войсками. В этот период он часто обращался с письмами к Разумовскому, от которого впрямую зависели военные действия. В октябре 1799 г. Разумовский был отозван в Россию. Ф. В. Ростопчин, во многом определявший в это время внешнюю политику России, сообщал об этом в письме к Суворову: «Граф Разумовский по привычке жить в Вене и по великому мнению о бароне весьма часто забывал, какому Государю он служит».

Ребиндер Максим Владимирович (1730–1804) — генерал-лейтенант, шеф Азовского мушкетерского полка. Ветеран русско-турецких войн, в 1787–1791 гг. сражался на Северном Кавказе. В Итальянском и Швейцарском походах Суворова командовал русским корпусом. Был ровесником Суворова, который называл Ребиндера по имени — Максимом.

Рек Иван Григорьевич (1737–1795) — в первую русско-турецкую войну подполковник, сражался под знаменами Суворова в Дунайской армии. В 1787 г. — генерал-майор, руководил обороной Кинбурнской крепости, получил ранение одновременно с Суворовым. Награжден орденом Святого Георгия 3-й степени. Впоследствии генерал-поручик.

Репнин Николай Васильевич (1734–1801) — генерал-фельдмаршал. Его дед — один из ближайших сподвижников Петра Великого, генерал-фельдмаршал Аникита Иванович Репнин, племянник братьев Паниных, что впоследствии определило его принадлежность к влиятельной при дворе «панинской партии». В одиннадцать лет записан в л. — гв. Преображенский полк. Получил «дельное немецкое воспитание». По окончании Семилетней войны назначен послом в Берлин, затем в Польшу. Во время первой русско-турецкой войны взял Измаил, Килию, во время второй разгромил турок на реке Сальче, взял крепости Килия, Тульча, Исакча, одержал оглушительную победу на верховным визирем под Мачином, прославившись как талантливейший полководец, награжденный за свои победы орденами Святого Георгия 2-й и 1-й степеней, минуя 3-ю и 4-ю. Губернаторствовал в разных городах. Павел I произвел Репнина в генерал-фельдмаршалы, он стал ближайшим советником императора в преобразовании русской армии по прусскому образцу. Отправленный в отставку, умер в Москве в начале царствования Александра I. Суворов не без основания считал Репнина своим основным соперником. В письме к Д. И. Хвостову от 1 июля 1792 г. Суворов дал ему исчерпывающую характеристику: «Никто как последний, как я по страсти первым солдатом, не хочет быть первым министром. И ни у кого так на талант всех: 1. Стравить. 2. Порицать. 3-е. Унизить и стоптать. Тверд и долготерпив, не оставит плана до кончины, низок и высок в свое время, но отвратительно повелителен и без наималейшей приятности». Суворовская «Записка о Н. В. Репнине» заканчивается словами: «Я ему зла не желаю, другом его не буду, разве в Сведенберговом раю». Неприятие Суворовым Репнина столь велико, что он не ручается за дружбу с ним даже в Сведенборском раю, где, по описанию шведского мистика, наступает всеобщая любовь и всепрощение. Многолетняя зависимость от Репнина тяготила Суворова. В письме к П. И. Турчанинову от 16 сентября 1782 г. он буквально умоляет: «Берегите меня от козней Репнина, я немощен, ему и никому зла не желаю». Впрочем, если судить по переписке, отношения их могут показаться райскими. В письмах к Репнину Суворов подчеркнуто учтив: «Милостивый Государь мой, Князь Николай Васильевич!..» «Имею честь пребыть с совершенным почтением моим и искреннею преданностью навсегда, Милостивый Государь мой Вашего Сиятельства покорнейший слуга Александр Суворов». В течение многих лет Суворову доставались лишь «вторые роли», первые, с помощью поддержки Паниных и Салтыковых, неизменно получал Репнин. Суворов волей-неволей оказался втянут в придворные интриги, в полной мере испытав «тиранство судьбы». После смерти Потемкина у него не было защиты. Назначение в 1792 г. после блистательных побед в Финляндию было для Суворова равносильно ссылке. «Я осужден быть инженерным конструктором», — восклицал он. Лавры победителя пожинал Репнин. Суворов имел все основания считать, что благодаря придворным связям Репнин берет верх над ним — солдатом: «Оставь меня в покое, о Фальгот! воспитанный при дворе и министре и от того приобретенными качествами препобеждающий грубого солдата!» — пишет он Турчанинову из Финляндии, называя Репнина за гугнивый голос «фальготом». В 1794 г. главнокомандующим всеми войсками в Польше и Литве был назначен Репнин. Суворов вновь оказался в его подчинении. В 1796 г. Репнин был одним из тех, кто способствовал высылке Суворова в Кобрин. Но в 1799 г. после неудачной дипломатической миссии в Берлине его самого постигла опала.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Севастополь объединил воспитанников трёх военных училищ

23.12.2015
Под крышей Севастопольского президентского кадетского училища собрались воспитанники трёх военных учреждений России. Более 350 человек приехало для обмена опытом, оздоровления и отдыха в стенах лучшего кадетского училища полуострова.

Любовь и бунт в Елабужском музее

18.12.2015
Масштабная экспозиция в историко-архитектурном музее г. Елабуга, посвящённая пушкинскому наследию, пугачёвскому восстанию и образованию Оренбургской губернии, определённо заслуживает внимания. 150 уникальных экспонатов объединены в трёх крупных разделах. В экспозиции представлены элементы интерьера казачьего быта, национальные костюмы, праздничная и свадебная атрибутика XIX в.

Старинный дар молодому музею

15.12.2015
Историко-краеведческий музей ковровского района не может похвастаться долгой биографией. Образованный только в 2000 году, он ещё не сумел стать значимым памятником культуры и хранителем наследия великих ценностей. Однако первый серьёзный вклад в фонд музея внёс бывший житель ковровского района, ныне – столичный коллекционер, предоставивший в ведение музея богатую коллекцию предметов старины, в том числе ценной графики и элементов мебели.