Александр Васильевич Суворов

«Потомство мое, прошу брать мой пример!..»

Леонтий Раковский

Книги → Генералиссимус Суворов → II

Полки без шума строились "покоем" возле палатки Суворова. Кавалерия и казаки были в пешем строю. На местах остались только часовые.

Весть о том, что их отец, их любимый Александр Васильевич удостоился получить высшее воинское звание, какое только есть на свете, генералиссимуса - мгновенно облетела роты, эскадроны, батальоны, полки. Мушкатеры и егеря; драгуны и казаки восторженно приняли ее. Строились с охотой, быстро и сторожко - старались не звякнуть ружьем, не оступиться, не разбудить "дивного".

В шеренгах, хотя и шепотом, но говорили:

– Потише, чего ломишь ровно медведь…

– Он-то наш сон бережет. Помнишь, как при Крупчицах стояли на карауле. Ночь, все спят, а ему и сон нейдет. Вышел, говорит с нами и все просит: "Потише, ребятушки, не шумите, пусть мои витязи выспятся"…

– Дяденька, как ето звание-то? Я и позабыл уж…

– Ге-не-ра-лис-си-мус…

– Мудреное, не выговорить…

– В походе, в горах энтих проклятущих, когда он, сердешный, и спал?

– Часто на коне только и дремал.

– Он ето звание заслужил. Кабы не он, разве выдержали бы?

– Еще бы - такой вражина окаянный. Это тебе не турок!

– Мы бывало чуть ноги тащим, и словечка от устали не вымолвить. А батюшка Александр Васильевич - отколе ни возьмись - подъедет да как затянет таково весело: "Вдоль да по речке…" Всю усталь как рукой!

– Для него-ничего не жалко!

– Говорят, царь так и сказал: другого, говорит, такой чин - с головой укроет, а ему, нашему родному, - в самую пору…

Меньше чем в час выстроились полки. Они стояли готовые встретить со всеми воинскими почестями своего любимого полководца, поздравить его с высоким отличием.

Музыканты всех полков поместились отдельно. Прямо перед палаткой Суворова пестрел куст ротных и полковых знамен.

Генералы Багратион, Милорадович, Тучков, оба племянника Суворова генералы Горчаковы и его сын, высокий красивый генерал-адъютант Аркадий Александрович Суворов, в полной парадной форме стояли впереди. Они обступили царского посланца, бригадира Зайцева.

Зайцев, счистивший дорожную пыль и умывшийся, рассказывал петербургские новости: кого из офицеров Павел I разжаловал в солдаты, кого из солдат произвел в офицеры, кого выключил из службы, кому выговор "с наддранием".

"Главный камердинер" фельдмаршала Прошка, надевший для такого случая две свои золотые медали, которые сардинский король пожаловал ему за сбережение здоровья Суворова, важно прохаживался у палатки, то и дело заглядывая, не встал ли барин.

Прошка держал себя солидно, был доволен случившимся, но виду не показывал. Великая честь барину - стало быть, такая же честь и ему. Барин становится выше - стало быть, и он выше: то был "камардин" фельдмаршала, а то - генералиссимуса!

А казак Ванюшка - глупый, несамостоятельный человек: вся радость на роже так и отпечаталась. Хоть бы волос салом не мазал и латаных сапог тряпкой не тер - видать: доволен! Нет в человеке настоящего понятия!

Все стояли, ждали. С нетерпением поглядывали на палатку, не шевельнется ли полотнище, не послышится ли быстрый, веселый суворовский басок.

← предущий раздел следующий раздел →

Севастополь объединил воспитанников трёх военных училищ

23.12.2015
Под крышей Севастопольского президентского кадетского училища собрались воспитанники трёх военных учреждений России. Более 350 человек приехало для обмена опытом, оздоровления и отдыха в стенах лучшего кадетского училища полуострова.

Любовь и бунт в Елабужском музее

18.12.2015
Масштабная экспозиция в историко-архитектурном музее г. Елабуга, посвящённая пушкинскому наследию, пугачёвскому восстанию и образованию Оренбургской губернии, определённо заслуживает внимания. 150 уникальных экспонатов объединены в трёх крупных разделах. В экспозиции представлены элементы интерьера казачьего быта, национальные костюмы, праздничная и свадебная атрибутика XIX в.

Старинный дар молодому музею

15.12.2015
Историко-краеведческий музей ковровского района не может похвастаться долгой биографией. Образованный только в 2000 году, он ещё не сумел стать значимым памятником культуры и хранителем наследия великих ценностей. Однако первый серьёзный вклад в фонд музея внёс бывший житель ковровского района, ныне – столичный коллекционер, предоставивший в ведение музея богатую коллекцию предметов старины, в том числе ценной графики и элементов мебели.